Besenok

МЫ СЛИШКОМ РАЗНЫЕ

 

Я сумасшедший, сумасшедший, сумасшедший… - твердил я, глядя, как за окном проносятся оплывшие трущобы Кереса. Потом потянулись более стройные кварталы «чистых» домов. Танагура. Скоро Эос.

Я сумасшедший. Я не хочу туда ехать… Но я сам согласился.

- Затемни окна.

Рауль молча протянул руку, на миг в машине потемнело, затем мягко засветились скрытые светильники. Стало даже уютно.

Все равно тюрьма. Красивая, чистая. Комфортабельная. Но, тюрьма. И я туда еду по собственной воле… .Идиотизм!

Я искоса покосился на соседа. Рауль сидел, откинувшись на спинку сидения и закрыв глаза. Устал? Чушь! Блонди не устают. А вот я устал. Очень устал… Может потому я и согласился поехать?

Я усмехнулся, вспомнив, как чуть в штаны не наложил, увидев его. Блонди в Кересе. И где? На квартире у Бизонов! А он, ничего себе, сидел, развалившись на диване, словно это я к нему пришел. Причем пришел просить.

- Р-Рауль?

- Рики.

С минуту я просто смотрел не него, судорожно пытаясь сложить два и два. Не складывалось.

- Ка… какого черта ты тут делаешь?

Вот тут он должен был меня убить. Просто обязан. А не сказать холодным, официальным тоном:

- Я бы мог спросить тебя о том же.

- Я – у себя дома, - вспомнил я.

- Нет, Рики. Твой дом не здесь. Я приехал, чтобы забрать тебя обратно. В Эос.

Вот так. Приехали. Наплевав на полный идиотизм ситуации (иначе я бы просто отдал концы прямо там же) я поплыл по течению.

- Тебя Ясон прислал?

Самый очевидный вопрос.

- Нет. Ясон не знает что я здесь.

И вот тут меня ударило. Словно током прошибло. Не знаю почему, может, от абсурдности происходящего у меня кровь к  мозгам прилила или еще что, но я выпалил:

- Ясон спит с тобой!

- Да.

Я рухнул. В прямом смысле этого слова. Не будь сзади меня стула – шлепнулся бы на пол. И не от того что Первый Консул трахнул своего помощника, но от того что тот снизошел ответить мне. И даже глазом не моргнул.

Я сплю! Это – сон. Все в порядке, подумаешь, какие только кошмары мне не снились – это еще цветочки.

Я поудобнее устроился на стуле и решил оторваться по полной. Пока не проснулся.

- И давно?

- Пол года.

Упс. Значит через месяц, после того как блистательный Ясон Минк выпер меня (по моим же многочисленным «просьбам») на «заслуженный отдых» Первый Консул подкатил к своему другу. И удачно. Полгода, хмммм…

- Поздравляю! – Черт, приятный сон! – Счастья вам… Я тут причем?

- Ты нужен Ясону.

- Я? – интересно, а что я пил, прежде чем отрубиться? – Это он тебе так сказал?

- Нет. Некоторые вещи видно и так.

- Понятно.

Мне, правда, ничего не было понятно, но я решил быть вежливым. На всякий случай. Приятная галлюцинация – зачем ее злить?

- Хочешь чего-нибудь?

Интересно, а что пьют галлюцинации? А я бы выпил. И много. Клин клином, э?

- Рики. Поехали.

Опять заладил.

- Да не поеду я.

- Хватит. Ты там нужен. Поехали.

- Нужен. Интересно зачем? Вам что, экзотики захотелось? Простой трах приелся? Рановато что-то…

- Нет, Рики. У нас все хорошо.

- Я рад за вас – ох, тупая галлюцинация, - но я-то зачем? Сам подумай. Только мешать буду.

- У тебя есть то, чего нет у меня. И это сейчас очень нужно Ясону.

И вот тут я понял, что это не сон. Не потому что он это сказал. Не потому как он это сказал. Но потому что, сказав, он прикусил губу. Сильно. До крови.

Заворожено глядя, как рубиновая капля стекает по гладкому подбородку, я осознал что это – не сон. Блонди не кусают себе губы. Никогда. Блонди не ездят в Керес. Блонди не разговаривают с монгрелами. Мне просто не могло присниться такое.

- Поехали Рики.

И я поехал. Встал, вышел из дома, сел за ним в машину. Молча. Беспрекословно. Я сумасшедший.

Хорошо, что никого из ребят тогда не было. Рауль знал, небось, когда заявиться. Точно знал. И куда идти, и когда. Все продумал. Еще бы, ведь именно этому всех блонди с пеленок учат. А-н-а-л-и-з-и-р-о-в-а-т-ь. С другой стороны… не бегать же ему по Кересу с вопросами: «А вы не видели Рики? Да Рики, бывшего пета Первого Консула. Самого скандального пета за всю историю Амои наверное. Что, вы не знаете? А Консул его трахал. Три года, мать его, трахал. А потом «отпустил», то есть вышвырнул. А мне вот его срочно найти приспичило… »

Вот только… зачем?

- Ладно, я сдаюсь. Что такого есть у меня, что так нужно Ясону?

- Я не знаю.

Даже глаз не открыл. Чертов блонди! Хотя… будь он кем другим, я бы его понял. Ведь это надо же! Везти любовнику бывшую игрушку. Нафиг? Непонятно.

***

У Ясона ничего не изменилось. Холодный дворец, ждущий своего повелителя. Пока пустой. У Первого Консула график ненормированный, может целыми днями сидеть дома, может сорваться среди ночи…

- Ясон будет вечером.

Спасибо за ценную информацию. Какого черта я вообще сюда приперся, может тоже просветишь?

- Ты куда?

- Домой.

- Но… разве ты…

- Я приеду. Позже.

И ушел. Видно совсем хреново стало. Ну ладно, дом я знаю. За три года вдоль и поперек излазил, в провожатых не нуждаюсь.

Три года. Внутри снова противно заныло. Кстати вспомнился наш с Ясоном последний скандал. Мы к тому времени уже давно не разговаривали. Только ругались и трахались. А тогда… не знаю, почему я так взбеленился, наверное, время подошло. Не мог я больше… Тогда я высказал ему все что накопилось за это время. И сверх того. «Бездушная скотина» это самое ласковое из всего, что я на него вылил. Он молчал, что подстегивало меня еще больше. И только когда я выдохся окончательно, когда у меня в легких просто-напросто кончился воздух, бросил - «Убирайся», и прибавил, словно выплюнул - «Ты свободен».

Я тогда пулей вылетел из дома, даже не удивляясь, что двери, прежде закрытые для меня, испуганно распахивались в стороны, будто я был прокаженный.

«Убирайся. Ты свободен», эти слова жгли меня как огонь все бессонные ночи, пока я ворочался, тщетно пытаясь сообразить, а понял ли Ясон хоть десятую часть того, что я хотел сказать?

Да ни фига он не понял! Юпитер, что я тут делаю?

Дэрил куда-то делся. Вместо него был другой мальчик-мебель, едва ли старше меня, молчаливый и неулыбчивый. Без лишних слов он проводил меня в душ, потом в хозяйскую спальню… Предупредили наверное. Плевать. Переодеваться и причесываться я отказался. Смысл? И так сгожусь…

Да и нужен ли я? Бред какой-то. Ничего. Сейчас лягу, засну и проснусь… где-нибудь…

 

Я думал наорать на него с порога, высказать все, что я думаю… и что не думаю тоже. И громко. И врезать ему… если получиться. Но когда открылась дверь, когда эта ледяная статуя скользнула внутрь, я просто замер, вскочив на постели, забыв все, что я собирался сделать. А он… он застыл на пороге словно не веря что это я, здесь, в его спальне… А потом сорвался с места и сгреб меня в объятья и я только через пару минут понял что отвечаю на его жадные поцелуи. И с не меньшим энтузиазмом. Как же я оказывается, соскучился. По твоим рукам, губам глазам… По твоему вкусу. Я хочу тебя Ясон. Пусть это сон, но я хочу тебя, чертов блонди! И ты знаешь, ты чувствуешь это.

Летит в стороны срываемая одежда, контраст между прохладными простынями и твоей горячей кожей сводит судорогой внизу живота. Быстрее! Пока я не проснулся…

Мы потом поссоримся Ясон, обязательно поссоримся. И выскажем, друг другу все что накипело и возможно ты вышвырнешь меня на улицу или просто свернешь шею… все равно. Это - потом. А сейчас просто возьми меня. Я так соскучился. Без тебя.

Ты тоже. Никаких ласк, никакой прелюдии, мы слишком спешим, мы слишком долго ждали. Холодный шлепок геля между ягодицами и я уже скриплю зубами от нетерпения.

- Ну же! Быстрее!

А вот на живот меня переворачивать не надо. Нет. Вырываюсь из рук.

- Так хочу!

Слушается. Тоже нетерпится или? Плевать. Потом разберусь. Сейчас мозги у меня совсем отключились. Ты приподнимаешь меня под бедра и рвешься внутрь. Весь, до конца, до упора и у меня в ушах звенит от собственного крика. Юпитер, Ясон, какой же ты огромный! Ничего… я привыкну… сейчас. Только ты не двигайся. Подожди…

Ты не двигаешься. Наклоняешься вперед, накрываешь мои губы своими и пьешь, пьешь, пьешь стоны с моих губ пока я, наконец, не хриплю прямо в тебя:

- Ну же! Давай…

И крепче обвиваю тебя ногами.

- Давай же…

И ты даешь. Бешено, яростно, словно хочешь разорвать меня напополам, протаранить до горла, чтобы я захлебнулся тобой.

Но мне мало. Мало-мало-мало! И я ритмично вскидываю бедра тебе навстречу, вцепляясь ногтями в твою спину, и хрипло рычу вперемешку со стонами и криками:

-Ну!… Еще… Давай же! Да! Быстрее! Ясон, блядь, давай! Еще… Сука!… Блядь… Давай!!! … Нууууу!

В каком-то исступлении я вскидываю и вскидываю наверх бедра насаживаясь на раскаленный кол внутри себя, в кровь рву ногтями твою спину… не только тебе ставить на мне отметки… хотя моя кожа под обжигающей сталью твоих пальцев уже сплошной синяк и губы распухли… Плевать! Только быстрее! Да, да, да, да, да! Ты мой. Сейчас мой! Наконец-то мой! МОЙ!

И, наконец, я взрываюсь, забрызгав спермой твое лицо, грудь, волосы и в изнеможении падаю вниз на кровать, едва ли чувствуя, как из меня неохотно выскальзывает твой член. Ты, оказывается, тоже кончил… а я и не заметил.

Смаргивая с глаз пот, я растягиваю непослушные губы в улыбку. Мне сейчас абсолютно наплевать, кто ты и что ты Ясон Минк… и на весь остальной мир начхать тоже. Блядь, какой же ты красивый после секса! Знала бы Юпитер, приказала бы всем блонди в спешном порядке перетрахаться… Мысль настолько нелепая что, я не удержавшись, смеюсь.

- Что?

О как вскинулся! Думает это я над ним. Гордый…

- Ничего… Ты красивый…

Успокоился. Для вида, конечно, что я тебя, не знаю что ли? Ну и ладно… Дай я лучше тебя поцелую… вон как я тебя испачкал… и здесь тоже…

- Еще? – лаконично спросил он.

- А хочешь? – хохотнул я.

Вместо ответа сильные руки перевернули-таки меня на живот и вмяли в постель. Второй раз получился медленным, почти нежным. Если бы я дал быть Ясону нежным. Но я как обычно сорвался, а он кажется, только этого и ждал. Ведь ждал? Не знаю, да и знать не хочу, если честно… Мне сейчас так хорошо, что просто ничего не хочется. Вообще. Я не сдержавшись, зевнул. Немного вздремнуть – это не такая уж плохая идея…

***

Поспать всласть мне не дали.

- Рики…

- Хммм?

Как же приятно лежать после хорошего секса, прижавшись к теплому боку и ни о чем не думать.

- Ты вернулся.

- Рауль меня привез, - уточнил я.

- Знаю. Силой?

- Нет.

Чертов блонди! Теперь все повернет так, что это я сам к нему напросился.

- Я рад, что ты вернулся.

Врать не хотелось.

- Я тоже.

- Но?

- Но… но что будет дальше?

- Дальше… - тут тихо пискнул зуммер, - Рауль приехал.

Ясон встал и накинул халат.

- Ты опять уходишь от ответа!

- Я ухожу встречать гостя.

Опять ледяная статуя. Все как всегда. Я тоскливо перевернулся на бок и обнял мягкую подушку, еще хранящую его тепло. Как всегда.

***

Не знаю, какого ляда меня понесло к ним. Хотел убедиться? Убедился. Оба блонди сидели на диване и целовались как безумные. Куда только катиться Амои? Не прерви их я, наверное, прямо там бы и начали. Но только Рауль меня увидел, сделал большие глаза и оттолкнул от себя Ясона. Ой, подумать только, какие мы стеснительные!

- Рики, выйди.

Знаем мы этот тон. Выйду, еще как выйду! Только вы меня и видели! Проигрались и хватит!

Да только ни одна из дверей не открылась. Как в старые добрые времена.

***

Утром мебель, его звали Сэмюэль, нашел меня на диване в одной из комнат. Разбудил, накормил, выдал чистую, и о диво, вполне приличную одежду. А мне было все равно… Абсолютно. В полной прострации я провалялся до вечера, пока легкое похлопывание по плечу не выдернуло меня на поверхность.

- Рики.

- Отвянь.

О до чего дошел. Раньше максимум, на что бы меня хватило – сверкнуть глазами. Правда, раньше меня Рауль взглядом-то лишним не удостаивал, не то что за плечи трясти.

- Рики, вставай.

- Какого дьявола ты привез меня сюда? – заорал я, буквально взлетая над диваном, - Поиграться захотел? Пощекотать нервишки? Или Ясон такой ненасытный, что ему одного тебя мало? Так вон у него, на любой вкус и цвет!

Я обвиняюще ткнул пальцем куда-то в стену.

- Почему я?!!

- Потому что ты ему нужен.

- ХА!

- Пойдем. Пойдем, я тебя покажу.

***

Поначалу я ни хрена не понял. Рауль отвел меня в какую-то комнату, я там раньше не был, усадил перед монитором и начал терпеливо загружать меня информацией. Минут через пять я успокоился настолько, что смог различать буквы, еще через пять начал потихоньку врубаться, а через пол часа резко крутанулся на стуле и обалдело уставился на Рауля.

- Охуеть… Это – то что я думаю?

- Мне пока сложно представить, о чем ты думаешь.

На «пока» я тогда внимания не обратил. Как оказалось – зря.

- Ну, вот это вот все… - я попытался объять руками необъятное, - это что из-за меня?

То, что показал мне Рауль, действительно было более чем интересным. Сильно сомневаюсь, что у того диска была хоть одна копия. Уж слишком взрывоопасным было содержимое. Если даже я смог сделать выводы…

Вкратце там была записана служенная биография Ясона Минка единственного и неповторимого, блистательного любимчика Юпитер. И все-то у него шло ровненько да гладенько, пока… пока не начался небольшой спад. Настолько слабенький, что я бы и не заметил, не ткни меня Рауль пару раз в нужные места. Так, ничего особенного но, по словам первого помощника – а кто знает Ясона лучше его? - это могло в будущем привести к серьезным проблемам. Потом был ясно виден небольшой стопор, несколько рваных, «немотивированных» по словам Рауля скачков и… бешенный взрыв активности. Какие-то умопомрачительные договоры, сделки, союзы… я мало что понял. Понял лишь, что Ясон был на высоте как никогда. А потом… потом опять заминка, снижение, пара рывков… и ровный, апатичный спад… до сегодняшнего дня.

А потом Рауль пробежался пальцами по клавиатуре, и монитор послушно засветился колонкой очень интересных дат. Памятных мне дат я бы сказал. Которые оч-ч-чень интересным образом накладывались на уже «усвоенную» мной схему. И именно они заставили меня отвернуться от экрана, как бы открещиваясь от возможной с ними связи. Да только куда от себя-то деться? Получалось что период наибольшей карьерной активности Первого Консула тютелька в тютельку совпадал с периодом наибольшей нашей с ним грызни… и прочего. Апатия началась аккурат с того момента как он меня «попросил», а застой, завершившийся неуклонным спадом, ознаменовал счастье Рауля на любовном фронте.

- Охуеть… - тупо повторил я.

- У меня было такое же состояние, - холодно информировал меня Рауль, - правда, я выразился менее… поэтично.

Блонди шутит? Конец Амои… Я даже хотел сказать это вслух, но меня опередил собственный желудок. Громко и красноречиво.

- Ты голоден? – вскинулся Рауль.

- А тебе что?

- Ты должен поесть. Пойдем.

- С чего такая забота обо мне?

- Я забочусь о Ясоне.

- И каким интересно образом ты…

- Пойдем. Поговорим за едой.

Ну, ладно, жрать действительно охота. Да только съел я ровно половину того, что намеревался. Как только Рауль начал говорить аппетит у меня отбило начисто. Вкратце суть сводилась к следующему – сейчас у Ясона, да что там, у Ясона у всего Амои настали жаркие деньки. На носу супер-пуппер важный договор. Сделка века, что-то в этом роде. И вся ответственность на Первом Консуле. Договорится так, как хочет Юпитер – все довольны. Нет… - всем кирдык. И Ясону в первую очередь. Самому Ясону к тому моменту было уже на все глубоко… хммм и надолго. Он холил и лелеял своего любимого и чхал на последствия. А Раулю, так между прочим намекнули, что если так пойдет и дальше, то место Первого Консула окажется вакантным, а сам бывший Первый Консул станет «наглядным пособием» в его же, раулевом центре. Чтоб другим неповадно было. Какая-то там спец-программа, Рауль не вдавался в детали. А я и не настаивал – его глаз мне было более чем достаточно. Ничего не говоря Ясону, Рауль, конечно, кинулся выяснять, что же случилось. И нарыл вот тот самый взрывоопасный диск. И, как только появилась возможность, привез меня обратно в Эос. В качестве… допинга что ли? Не важно, все что я хотел узнать я узнал. С остальным разберусь позже.

- Как долго? – прервал его я.

- Что?

- Как долго будет продолжаться эта… «сделка»? Сколько мне здесь торчать?

- Ты согласен?

- А на что это еще похоже? Ведь сам же знаешь, что согласен. Причем знал это, еще когда меня на машине вез, - с удовольствием глядя на его оторопевшее лицо, сказал я. Удивленный блонди, это что-то, - Так как?

- Три месяца…

- Ладно.

- И ты… ты ничего не хочешь? Взамен?

- Слушай, - тихо и очень внятно произнес я, - Если бы я… Если бы я с самого начала что-то хотел. Что угодно! То я бы получил это. Или удавился бы в первые же пол года. Это - понятно?

- Понятно.

Больше мы на эту тему не заговаривали.

***

Прошло несколько дней. Я честно выполнял «контракт», хотя, положа руку на сердце, я так и не понял, что же собственно от меня требуется. На все мои вопросы Рауль неизменно отвечал, что я и так все прекрасно делаю, и велел продолжать в том же духе. Блин, а что продолжать то?! «Делать то, что ты делаешь» - было сказано настолько непреклонно, что я заткнулся. Понял. Рауль ведь, даром что блонди, а ведь не каменный. Сказать «продолжай цапаться с Ясоном, а потом, наоравшись всласть, трахаться так, что белье рвется в клочья, а кровать грозит провалиться сквозь пол? Потому что это мол, позволяет Первому Консулу расслабиться и сосредоточиться на работе» - он просто не мог. И я его понимал.

Как я уже говорил, прошло несколько дней. Но если раньше я сравнивал свою жизнь у Ясона с адом, то теперь она больше походила на сумасшедший дом. Со стороны любого другого жителя Амои, разумеется. Нам к тому времени было уже все равно. С утра до вечера Ясон трудился на благо Амои, а ночами вбивал меня в постель. И мне это нравилось! К тому же, мое сегодняшнее «положение» имело немало преимуществ перед тем, что было раньше. Не знаю, Рауль ли договорился, или Ясон сам так решил, но… я получил некое подобие свободы. Мне нельзя было выходить за пределы дома, ибо мое в нем пребывание не афишировалось, насколько это было возможно, но внутри… Внутри я волен был делать практически что угодно, было бы что. Никто больше мне не указывал как вести себя, как одеваться, ходить, говорить, что делать. Наоборот это уже  говорил, если мне что-то НЕ нравилось. И довольно часто. И на повышенных тонах. Да и в постели я стал гораздо свободнее и раскованнее и вот этому Ясон был точно рад. Мда, не будь у него Рауля, он бы меня в первую же неделю затрахал до смерти.

А Рауль приезжал часто. Поначалу я дергался, да и обижался – ведь меня каждый раз гнали к себе в комнату. Первый раз я ушел надувшись, а потом чуть ли не радостно ждал приездов златоволосого красавчика. Да, мне не особо улыбалось делить Ясона с кем-либо, но ведь и задница у меня не железная, так что…

***

- Рики?

О, красавчик приперся! Ну-ну. А Ясона-то дома нет. Как умотал вчера, с самого утра, так и пропал. Но Рауль, судя по всему, нисколько не расстроился.

- Ужинал?

- Нет.

- Будешь?

- Ужинать? – все еще тупил я.

- Нет, крестиком вышивать. Ты идешь или нет? Я голодный.

И ушел. Секунд через пятнадцать до меня дошло, что он соизволил пошутить. Еще через десять, что меня пригласили поужинать. А еще через пять я понял, что ноги сами, без участия разума уже привели меня в столовую и усадили на стул. Тут уже было поздно что-либо сделать, да и потом – какого черта? Сходить с ума так в компании. Он же сам предложил, так? Правда есть я все-таки не смог – кусок в голо не лез, зато пить – это сколько угодно. Да и вкусно было.

- Что пьем? – из чистой вежливости спросил я. Умею же когда хочу.

- Вино.

Как информативно! Видимо он заметил сарказм в моих глазах, потому как счел добавить.

- Это – Андери. Импорт разумеется. Одно из немногих вин, от которых даже блонди пьянеют. Так что не увлекайся.

- Я тебя как-нибудь стаутом угощу, - проворчал я себе под нос, вновь наполняя бокал. Не знаю, кто там от чего пьянеет, но наглости это пойло добавляло изрядно.

- Я до сих пор поверить не могу что я здесь, - сообщил я Раулю, - Не, я конечно МОГ бы вернуться – ну это чистый блеф, никогда я бы я такого не сделал, - но чтобы так… в смысле что это ты меня привез… Привез потому что я Ясону зачем-то сдался.

- Я сразу понял насколько ты был важен, - покачал головой Рауль, - Но принять… Слишком мало данных. А действовать надо было быстро. И, как видишь, я не ошибся.

Он уперся взглядом куда-то поверх моего плеча и задумался. Мне тоже было о чем подумать. И о Рауле в частности.

Интересно, а каково было тебе – блонди, признать, что у какого-то монгрела есть то, чего нет у тебя? Как ты мог наступить себе на горло и привезти меня сюда, отлично зная, ЧТО за этим последует?

Конечно, вслух я этого не сказал. Сказал другое

- Ясон любит тебя.

- Я знаю. Он говорил. – встряхнулся красавчик.

- Говорить можно все что угодно. Я – видел. Видел еще тогда, когда… жил здесь. Как он смотрел на тебя, как говорил. Весь последний год. Он и за карьерой твоей следил, ты знаешь?

- Нет.

А тебе приятно. О, как глаза засветилось. Скажи мне, что за мной шпионили, я бы просто врезал мерзавцу, а он… вот-вот улыбнется. Ну да, карьера для блонди – святое. Так что ему, наверное, действительно лестно.

- У Ясона целое досье на тебя есть, - я глотнул еще вина, голова уже слегка кружилась, но… какого черта? Сколько я стаута перепил, а тут – компотик, - Наверное, мы потому и ссорились. Ну, еще и поэтому. Я ссорился. Конкурента чувствовал… Хотя, блядь – какой ты мне конкурент?

- Ты ревновал ко мне?

- Ни фига я не ревновал!

- Тогда что?

- Не знаю. Не лезь в душу, без тебя тошно.

Бокал как-то опять опустел. Я налил еще и удобнее устроился на стуле. Что-то я быстро все-таки опьянел. А-а-а я же не ел с утра. Может поесть? Не-а неохота. И так нормально. Вот еще бы тоска не грызла.

- А как Ясон с тобой, ну… договорился что ли? – неловко поинтересовался я.

- Договорился, - хмыкнул Рауль, - Интересно послушать? Учти, взамен я тоже потребую откровенности.

Я радостно кивнул головой, отчего комната подпрыгнула, и я пару секунд не мог поймать фокус.

- Ясон пригласил меня к себе на ужин…

- С цветами, свечами и шампанским? – не удержался я.

- Да. И признался в любви, - Рауля тоже явно повело. Он откинулся на спинку стула и небрежно поиграл ножкой бокала, - Он сказал, что всегда любил меня, просто не знал, что это за чувство… Подробности я опущу, ладно?

- Валяй, - неохотно согласился я, - Ну трахнулись вы, а потом?

- Нет. Я тогда ему не поверил. Решил, что ему просто не хватает секса. С тобой он тогда уже расстался. Но Ясон сказал, что любил меня и без этого и может продолжать и дальше. Просто он хотел, чтобы я знал, вот и все. И добавил, что будет ждать, сколько потребуется, пока я не полюблю его. – Рауль одним глотком допил вино и замолчал.

- И что? – поторопил я.

- И ничего. Через две недели я сам пришел к нему.

- Быстро ты, - присвистнул я.

Рауль покачал головой.

- Я всегда его любил. Просто считал большего, чем близкая дружба между нами быть не может, вот и все.

- А потом появился я.

- А потом появился ты. – Рауль отпил еще вина. Откуда оно только появлялось? А, Сэмми приносил. С-с-лавный Сэмми. У парня, наверное, глубокий шок. Сидит блонди с монгрелом за одним столом, вино пьют и байки травят. Про общего любовника. Ничего, пускай привыкает, то ли еще будет…

- Ты знаешь, Рики, я, наверное, должен тебя поблагодарить. Не появись ты… в жизни Ясона, у нас ничего бы не было. Мы слишком…

- Блонди? Можно без благодарностей. А что, тебе так понравилось?

- Не понравилось – я бы тут не сидел.

- Ага. Это Ясон бы сидел. Где-нибудь у тебя в кресле. А ты бы ему коррекцию делал, да?

По лицу Рауля пробежала тень.

- Не будем об этом. Правда, что Ясон отбил тебя от бандитов? - меняя тему, спросил он.

- Правда. Одним только своим видом разогнал. Если бы не он – меня бы убили, наверное. А я не привык оставаться в долгу. Даже у блонди.

- И ты предложил ему себя.

- Предложил. А он воспользовался. Три года, блядь пользовался.

- Скажи еще, что тебе не нравилось? – передразнил меня Рауль.

- Временами нравилось. А иногда - хоть в петлю.

- И ты ушел.

- А ты – притащил меня назад. Что бы я вдохновлял Первого Консула на дальнейшие подвиги, - я взмахнул рукой и чуть не полетел на пол. – Вот как сегодня, - я взгромоздился обратно на стул. От возможности падения в голове немного прояснилось, - С-слушай, я Ясона-то вроде сегодня не будет?

- Нет. Не должно быть.

- Так чего ты приперся?

- Хотел посмотреть как ты.

- Посмотрел? А еще чего другого посмотреть не хочешь? – похабно ухмыльнулся я.

Да, вот такая я шлюха. Но все эти разговорчики меня жутко раздразнили. Одна только мысль что эти двое… в одной спальне… Хоть бы раз посмотреть. А вино придало смелости. Захотелось откровенно похамить.

Не вышло.

Рауль вдруг каким-то непонятным образом оказался рядом со мной и, задрав мне подбородок впился взглядом в глаза.

- И что же я там такого увижу, чего раньше не видел?

- Может то, чего нет у тебя? - хамить так до конца, верно?

Не верно.

Рауль подхватил меня за грудки и буквально внес в спальню. От неслабого удара спиной о кровать я чуть очнулся. Юпитер, что я делаю? Но, позняк метаться, вон как одежду срывает… и с себя тоже. А кра-а-а-асивый, мать моя женщина, как картинка! Кожа нежная, а волосы… помню Дэрил, как-то мне выдал рубашку - типа тряпочка и непреклонным тоном велел надеть. Так я ее, как только он отвернулся, в клочки порвал, просто так, из вредности. Как же он тогда орал! «Ты что наделал! Это же чистый шелк!»

Так вот волосы у красавчика были точь-в-точь как та рубашка. Густые, жаркие и он позволял мне их путать сколько угодно. И вообще странный он был какой-то. Ласковый. Я думал, что он меня после того, что было, по кровати раскатает. Тонким ковриком.

А он целовать стал, гладить, ласкать. Слова всякие шептал, все больше маленький, да сладенький. Я настолько от этого обалдел, что покорный-покорный стал. Все что он хотел, делал.

Здоровущий он был, конечно, под стать Ясону. Да только Ясон и вполовину таким внимательным не был. Даже когда хотел – я не давал.

А сейчас… Как же я оказывается по ласке соскучился! Блин, я так разнежился, что чуть не заплакал. Вон как Рауль всполошился.

- Ш-ш-ш что ты маленький? Ну что? Не надо…

Целует. Ох, с ним от одних поцелуев кончить можно… А-а-а-а-а… Хорошо-то как…

Когда я в себя пришел, сразу понял что что-то не так. Лежу чуть ли не на Рауле, он меня к себе прижал, волосы тихонько перебирает… .Брррр. Я быстренько откатился в сторону. Вот до чего пьянки доводят. Теперь меня Ясон придушит. Собственноручно. Или его. Или сам удавиться.

Я не сдержавшись, фыркнул.

- Что?

- Ничего. Все нормально.

Рауль кивнул как будто, так и надо. Мда. Ясон бы такой отмазкой не удовлетворился. Как угодно, но выбил бы из меня ответ. И мы опять бы поссорились.

- Ясон другой, - сообщил я неизвестно зачем.

- Знаю. Все мы разные.

- А Ясон особенный, да?

- Нет. Он такой, каким должен быть. По крайней мере, на работе. Не думаю, что Юпитер планировала, что его досуг будет… таким насыщенным.

- Не понял?

Я перевернулся на бок. Вот это уже действительно интересно. Раньше мне Рауль тоже пытался что-то впаривать, но я вставал на дыбы и он затыкался. Еще бы – блонди что-то говорит монгрелу. Как это должно выглядеть? Правильно как приказ, либо нотация, другого не дано. А теперь… ну трахнулись, в одной постели валяемся… Свои люди вроде, так?

- Ты никогда не думал, как делают блонди?

- Как вас воспитывают? Только об этом и думал, знаешь ли. Всю голову сломал, и как там блонди… - начал я.

- Не дерзи. Нас делают, Рики. Именно делают. Начиная с подбора генов, весь процесс строго контролируется. Оплодотворение, вынашивание, роды – все. И последующее развитие, естественно тоже.

- И?

- И… И Ясона с детства готовили к тому что он в будущем займет руководящую должность. Готовили ежечасно, ежеминутно, ежесекундно. Как и всех нас, впрочем.

Я весь подобрался на кровати. Только не замолкай, красавчик, продолжай говорить! Но Рауль и не думал прерываться. Он лежал, закинув руки за голову, и говорил больше себе, чем мне, но… плевать. Я жадно ловил его слова и от картинки, что постепенно вырисовывалась в голове, меня слегка заколотило.

- Никакого личного пространства. Всюду камеры. Всюду. Контролируется каждый шаг, каждый жест, каждый вздох. Вся информация собирается, обрабатывается и анализируется. Любой сбой, любое отклонение в сторону – повод для серьезной тревоги. С определенного возраста начинается обучение по индивидуальной программе. «Наверху» уже решено кто и кем станет в дальнейшем. Тебя… тебя словно накладывают на шаблон и все лишнее отсекается. Очень… жестоко отсекается.

Рауль вытащил руку и провел ладонью по лицу, словно стряхивая неприятные воспоминания.

- Ну вот. А Ясона, как я уже говорил, готовили управлять. Его «тренировали» что в будущем он будет работать в окружении противников, союзников на грани предательства, лжецов-дипломатов, преследующих только собственные интересы. Ему вполне могли приставить специального человека, который на протяжении нескольких лет играл бы роль его друга. Лучшего друга. Чтобы однажды он подставил Ясона. И по крупному. И все только для того, чтобы на следующий день Ясона вызвал бы куратор и поэтапно разобрал этот «инцидент» и добился бы того, чтобы Ясон всюду видел подвох. И больше никого не подпускал к себе близко. Никогда. Ни при каких обстоятельствах.

- Юпитер… - выдохнул я.

- Это один из многих «воспитывающих приемов», - хмыкнул Рауль, - Много их было… Теперь ты понимаешь что с тобой Ясон по инерции старался вести себя так же? Может, он и хотел иного, но он просто не мог. А ты ему еще и подыгрывал.

- Значит, это я во всем виноват? – моментально ощетинился я.

- Отчасти да, - спокойно сказал он, - Ты ведь тоже другой. Что тебе мешало вести себя как все? Не выделяться, не компрометировать его?

И надоесть через месяц. А через пол года спокойно отправиться домой… Но я не мог вести себя иначе. И не хотел. Прав Рауль. Как не крути – прав.

- Зачем ты мне это рассказал?

- Что бы ты понял – нельзя мереть его или меня твоей меркой. Ровно, как и тебя нашей. Мы слишком разные. Ясон просто физически не сможет поступать так, как ты этого от него требуешь. То, что в него вбили за эти годы слишком сильно. Он и так пытается выкруться так, чтобы ты вписался в его мир. Не проси от него слишком многого, это может просто-напросто искалечить его.

- Но…

- Рики. Тебе не кажется, что на сегодня хватит… открытий? Давай спать.

Я согласился. Отчасти оттого, что глаза действительно слипались, а голова гудела, отчасти… ну стал бы я настаивать. И что с того? Если блонди сказал «нет», значит «нет», уж это-то я хорошо усвоил. Ничего, мы еще поговорим.

- 2 -

И мы поговорили. Через несколько дней, когда Ясон вновь пропал на сутки. Правда, сначала трахнулись. Ну не могу я с ним в гостиной, да и нигде еще кроме спальни разговаривать. Не могу! Чувствую себя полным идиотом. Так и тянет по морде кому врезать либо нахамить. А в постели… вроде как общая территория. На равных. Можно и поболтать. Да и трахается он… очень даже.

И, между прочим, силой я его не тащил! Я намекнул – он был не против. Ха, силой - озабоченный монгрел тащит блонди в спальню, а тот вопит и упирается. Я как такое представил – начал хихикать как идиот. Ох, мое воображение. Пришлось делать вид что щекотно. Вроде поверил. Ах-ха, ну до чего же он ласковый! Внимательный, словно я от грубого прикосновения рассыплюсь. Словно он первый у меня… Бли-и-и-ин, хотел бы я такого первого, ох как хотел бы… Только… только, ох, медленно-то как!

- Быстрее! Ну, быстрее же!

- Ш-ш-ш… погоди, не сейчас…

Не сейчас? А когда?! Садист! Он что… ах… не видит… что ли? Ну, я же… ах… ох… Блядь, хорошо-то как… Ах!

- Еще! Ну же… Да! А-а-а-а-а! ДА!

Рауль не вскрикнул, просто громко выдохнул и упал на меня, жадно целуя. А я… я просто растекся под ним, ничего не соображая. Мне было необыкновенно хорошо. Никогда у меня такого любовника не было. Гай… он был грубоват в постели, но мне другого было и не надо. А Ясон… Ясон настоящий зверь. И, черт возьми, мне это нравиться! Но Рауль… ни с кем так не было. И я хотел еще.

- Еще.

- Подожди, - Рауль осторожно откатился вбок, - Тебе будет больно.

- Ну и что?

- Подожди.

- Ладно. – я рассеяно потянул на себя край покрывала. Легкий ветерок кондиционера неприятно холодил разгоряченную кожу, буквально скребясь под ней, - Тогда объясни мне вот что. Почему Ясон вообще сделал это?

- Что?

- Все. Вышел тогда из машины… и дальше. Почему?

- Если бы я знал… - Рауль тоже скользнул под покрывало и уже привычным мне жестом закинул руки за голову, - могу только предположить.

- Давай.

- Ясон не просто один из лучших. Он – самый лучший. Такого как он еще не было. А требования, заложенные в него… во всех нас, они больше подходят для машины, чем для живого человека. Вот разум и не выдерживает. Сознание слишком запуганно, забито штампами. Включается подсознание. Думаю, сам того не подозревая, он искал какой-то противовес. Что-то что компенсировало бы его… правильность.

- Мою неправильность.

- Не дергайся.

- Что хочу, то и делаю!

- Ты срываешь с меня покрывало, а мне тоже, знаешь ли, холодно.

- Прости. Ну, так что? Я значит «противовес»?

- Ты это - ты. Мы разве не договорились?

- Договорились, - проворчал я, - И что мне теперь делать?

- Не знаю. А чего ты хочешь?

- Не знаю, - в тон ему ответил я, - Знаю, чего не хочу. Не хочу повторения того трехгодичного кошмара. А ведь все к тому идет.

- Те три года Ясон пытался поставить тебя на место, что он тебе определил. Ты сопротивлялся. Очень… активно. А поскольку иного места либо не было, либо ты ему не указал его, он, в конце концов, избавился от «источника проблемы».

- Именно что избавился.

- Ты сам его об этом просил. И неоднократно. Или нет?

- Да все так. Только… Ладно, не будем о том, что было. Сейчас, что мне делать?

- Укажи Ясону то место, что ты хочешь занять. Он или согласиться, или предложит иной вариант. В любом случае это будет уже сотрудничество, а не борьба. Борьбы ему сейчас и так хватает.

- Место… место… Ладно, посмотрим, – я вновь почувствовал себя неуверенно. Надо было это исправлять. - Мы еще трахаться-то будем или как? Я же вижу, ты хочешь.

- А ты?

- А какая фиг разница? Можно подумать меня кто спрашивал!

- Я спрашиваю. Хочешь?

- Нет! - выпалил я из чистого упрямства.

- Значит, не будем.

Сказал, на бок ко мне перевернулся, руку под голову подложил… вроде и впрямь спать собрался. Глаза закрыл… Блин! А я-то хочу! Может я и шлюха, но после Ясоновых марафонов не привык я как-то… да и от разговоров голова гудит, надо срочно кровь в другое место перекинуть. Ну, кто меня за язык дергал, а? Пришлось брать инициативу в свои руки. В буквальном смысле этого слова. Рауль ахнул, дернулся, но я только плотнее вжался в него, пододвигаясь ближе.

- Хочу, - вдохнул я прямо ему в губы.

- Я, кажется, начинаю понимать Ясона, - осторожно переворачивая меня на живот, проворчал Рауль.

- Хоть кто-то его понимает, - фыркнул я, выгибаясь ему навстречу.

Второй раз получился более «насыщенным». А третий вообще почти как я люблю – неистовый, с криками, стонами, ногтями в спину и поцелуям-укусами. Под конец Рауль слегка ошалел, но кончил как миленький. И все равно… ну по-другому было. С Ясоном так, а с Раулем иначе. И правильно, наверное, с чего я вдруг решил, что все блонди должны быть одинаковыми? Красавчик любит ласку и мне с ним классно, так что больше я его на такой жесткий трах провоцировать не буду. Разве что сам захочет. И вообще… я запутался и устал. Сейчас в душ и спать, спать, спать…

До ванны я дошел шатаясь. Зато сам! Ну… почти сам. Все, спать.

***

Ой! Свет прямо по глазам! Какого хрена! О, потише сделал, мог бы и раньше… Кто там, Ясон? Ну конечно он, а кто еще мог припереться в спальню Первого Консула в три часа ночи, кроме самого Первого Консула, логично? Логично.

Ой-ой-ой, знаем мы эту походочку, знаем мы эту улыбочку. Блин! Ну не хочу я! Меня между прочим уже имели! И имели неслабо. Да только кто меня спрашивать будет? Хоть немного поспал и то хорошо…

Так, стопчик. А на кого это мы смотрим? На Рауля? Ну, там картинка и я бы засмотрелся. Сонный, теплый, волосы разметались, а улыбается… Эх, сам бы трахнул кабы можно было. Не то что я – со сна помятый, с синяками… и не только под глазами между прочим.

Уффф, пронесло. Со стороны красавчика лег, обнял, в волосы лицом зарылся. А Рауль и не против. Ого-го как не против. Вот и от него польза будет, все-таки задница у меня серьезно болит, так что это даже справедливо. Упс, а красавчик-то вроде стеснительный.

- Мне уйти?

Смотрит, улыбается. Эх, мне бы так Ясон хоть бы раз улыбнулся – да я бы все простил. Оптом, на пять лет вперед. На коленях приполз бы…

- Нет. Оставайся. Если хочешь.

Спрашиваешь? Еще как хочу! Тащиться к себе в комнату посреди ночи и спать там, в холодной постели, определенно не мечта всей моей жизни. Кроме того – увижу, как два блонди трахаются. Блядь, да я, наверное, первым человеком буду, кто такое увидит!

Так что я головой кивнул, чуть подальше откатился, чтобы не мешать, благо размеры кровати позволяли и не такое и приготовился к шоу. Красавчика я видел хорошо, Ясона за ним не очень, ну да на него я насмотрелся достаточно.

А Ясону-то как хочется! Без лишних церемоний положил любовь свою на бок, лицом ко мне, и так вошел, что Рауль губу прокусил. Даром что не заорал. Терпит. А у меня от одного его вида кишки скрутило, по себе ведь знаю каково это. Между прочим, Рауль этой ночью тоже поработал. Хоть и «сверху» но все же… Ясон мог бы и поаккуратнее. Мог, но не захотел. Передо мной выпендривается? Или Раулю «его место» показывает? Черт его разберешь…

Ого, как разошелся. Ну и темп. Надо бы подождать после такого-то, дать привыкнуть… Ему же больно! Нет, не быть мне блонди, не могу я спокойно смотреть не такое.

Дай-ка я лучше тебя поцелую. Вот так. А губу ты действительно прокусил. Зря, губы у тебя красивые, их целовать надо, а не кусать. И в глаза поцелую, закрой гляделки свои зеленые, закрой… Вот так, расслабился наконец. И Ясон приостановился. От удивления, наверное. Вот и славненько…

Ну не надо стонать так жалобно. Возьму я его, возьму. Зачем я еще вниз спускаюсь? Вот только в живот тебя поцелую… и сюда… и сюда… Ясон, руки-то убери!

Вот. Ладони с бедер убрал, за живот красавчика обхватил. Мда, а мне точно надо было в уши затычки вставить. Вот это вопль. Что, неужели не разу не сосали? Не верю! Ясон у нас спец по минетам. Уж не знаю, кто там его учил, но спец. Даже мне делал, а уж тебе и подавно. Просто сейчас ощущения совсем другие. Такая сладкая ловушка – не знаешь, куда податься назад или вперед. А никуда не надо, мы все сами сделаем. Лежи, красавчик – наслаждайся.

А ты оказывается сладкий, горячий, вкусный…

Я так увлекся, что не сразу понял, когда Ясон стал настойчиво похлопывать меня по руке. Что? А, понятно.

Я удвоил усилия, Рауль всхлипнул, выгнулся, забился… . Ясон отстал ненамного. Вот кто у нас чемпион по воплям.

Я устало перекатился на спину, попутно вытирая испачканную собой руку о покрывало. А то знаю я Ясона, заметит - заставит облизывать. А от таких «наблюдений» у него всегда крышу сносит. Ну, не то чтобы я был против, но… не сегодня.

Ну что, передохнем и что дальше? Ага, дальше в душ.

- Рики, ты с нами?

- Нет.

Нет уж, лучше я полежу. Вон Рауль аж шатается. Но идет. Блонди. Меня бы после такого Ясону на руках тащить пришлось.

Вернулись? Эх, вы бы подольше поплескались, что ли? Я бы еще поспал.

Легли. Рауль опять посередке. Будем повторять? Тут красавчик меня руками сграбастал и плавно так перекинул между собой и Ясоном. Ну не хочу! Сколько угодно, но только не сегодня!

- Тише, Рики, не брыкайся.

- Спи, Рики, спокойной ночи.

Мы что спать будем? Ни фига себе! Красавчик, что, Ясону минет в душе сделал? А он умеет? Ну ладно… спать, так спать.

Я поворочался немного, отвоевывая себе кусочек пространства, и уснул согреваемый с двух сторон двумя самыми влиятельными людьми на Амои.

***

Как же я, однако, быстро привык. Ну да, мы монгрелы народ живучий, ко всему наверно можем привыкнуть и даже с пользой для себя. Вот и я многое из того, что раньше повергло меня в шок, уже воспринимал как должное. Мое «странное», почти свободное положение в доме. То, что Ясон любит Рауля… и меня вроде. То, что Рауль мне… ну не безразличен. А особенно наши с красавчиком разговоры. Ведь мы действительно разговаривали и его, о чудо, интересовало мое мнение. И это был не пустой постельный треп, хоть мы и болтали преимущественно в спальне. А еще он мне пачками таскал диски и кассеты с информацией, стоило мне только заикнуться о том, что я чего-то хочу. И даже объяснял непонятное. Я сначала обалдевал… потом привык.

Рауль тоже… удивлялся. Ну, это конечно слабо сказано. Помню, как у него чуть глаза на лоб не полезли, когда я трактовку одному «важному политическому событию» на Амои. Ой, подумаешь! Один чувак нахапал левых бабок, сделал себе «карьеру», родословную, липовую конечно, но все молчали. Потому как он делился. А как зарвался, и делиться перестал, так его без него «поделили» а самого не то, что на коррекцию, на утиль отправили. И обозвали все «прекрасно спланированной операцией в кратчайшие сроки проведенной нашими специалистами». В кратчайшие, ха! А где эти специалисты пять лет были, коли взяли того перца за неделю? Понятно где. А сейчас все довольны – кого надо турнули, кого надо - посадили, а бабки «конфискованные» пошли себе в казну, пошли… и явно не дошли. Но все молчат. И будут молчать, пока те, кто бабки хапнул, будут делиться.

Я все это выдал красавчику, когда тот поинтересовался, понятен ли мне последний диск, нет ли вопросов. Выслушав меня, он минут пять постоял молча, дал новый диск и ушел. Я только фыркнул. Он что, думает я совсем тупой? Я в свое время был главарем банды, между прочим. И не где-нибудь, а в Кересе. А там без мозгов не выживешь, и в банду не за красивые глаза и не за тугую задницу принимают. Хотя, что выпендриваться, есть у меня и то и другое – и это мне по-первости больше мешало, чем помогало. Потом, как авторитет появился, все уже попритихли, а как вожаком стал, так вообще вякать прекратили. Но стал-то я им, благодаря башке, а не заднице. Те у кого мозгов, хоть каких-то, не хватает, долго в Кересе не живут. Вон их, сколько по подворотням каждый день дохнет. А в банду попасть, так это вообще через себя перепрыгнуть нужно. Я имею в виду в – Банду. Настоящую, а не «однодневку». Туда где у ребят есть мозги, где стоят за своих. Там можно реально выжить, и потому попасть туда сложно. Я вот, только раз в жизни сбился, только раз отключил мозги… И вот результат – сижу здесь, хорошо еще что живой. А платой за тот раз, был трехгодичный кошмар, и я еще легко отделался, если подумать. Так ведь? Ох, не знаю, в последнее время даже думать о себе не хочу – тошно становиться так, что хоть вой и беги отсюда.

А вот Рауль явно обо мне думал. По своему конечно. Как-то раз, например, предложил мне IQ померить. Причем предложил при Ясоне, за обедом. Мол, он может это и дома сделать, не такой это уж сложный тест. Я отказался. Резко и категорично. Рауль не стал настаивать, но по нему было видно, что он не понял. А вот Ясон как раз понял. Явно понял, почему я отказался. Ведь даже миллионный бал не сделает меня блонди, так? А что если и правда высокий будет? Тогда в лучшем случае меня надо будет в клетке показывать, с табличкой «умный монгрел», а в худшем.… На лабораторный стол кинут. Тому же Раулю. Нет уж не надо. Может красавчик это и поймет. Позже.

А пока пришел мой черед кое-что понять. О Рауле в частности. Все началось с того, что я начал наши с ним разговоры в голове прокручивать. О том, что блонди делают, о том, что монгрелы сами выживают и это вроде тоже дает неплохой результат, о том, что мы разные, о том, что Ясону пришлось себя «ломать» чтобы хотя бы подойти ко мне… да и сейчас, когда мы общались куда уж теснее, было в нем что-то… стена какая-то. Я в нее бился, бился, но все без толку. Не подпускал он меня дальше определенной границы. А Рауль – пожалуйста. Да еще и с удовольствием. Что-то не складывалось. Я спросил в лоб. Ответ меня, мягко говоря, шокировал. Хорошо еще, что Ясона дома не было.

- Ты хочешь знать, почему Ясон не может, либо не хочет общаться с тобой «нормально», а я могу? – собрал воедино Рауль все мои сумбурные фразы.

- Да!

- Боюсь мой ответ тебе не понравиться, - осторожно начал он.

- Что еще за… Почему это?

- Просто потому что ты еще не готов его принять. Ты как обычно все интерпретируешь в своем стиле… и боюсь при этом потеряешь суть.

- Какого хрена! Кончай мозги пудрить! Либо говори, либо…

- Не кричи. Все очень просто, я не могу ломать себя повторно, мне и первый-то раз нелегко дался. Однако с тобой надо было как-то… общаться. Я это понимал еще, когда ехал за тобой в Керес… нет, даже раньше. Блонди не разговаривают с монгрелами, помнишь?

- Ну?

- В нас это закладывают, нам иного просто в голову придти не может.

- Ну…

- А мне просто необходимо было с тобой… разговаривать, видеться. И тогда я придумал для себя схему поведения, при котором наши взаимоотношения были бы нормой. Настоящую схему с целью, задачами и так далее. Я действовал наугад, но… сработало.

- Схему? – мне это нравилось все меньше и меньше, - Что за схему? Ты не мог общаться со мной как с петом, как с монгрелом тем более… Так кто я для тебя?

- Рики…

- Кто?!

- Объект, - Рауль устало вздохнул, - Просто объект.

«ОБЪЕКТ» громом ударило в голове. Всего лишь объект. А я-то… Пол под ногами ощутимо качнулся, я сжал руки в кулаки, и замотал головой, скрывая слезы ярости. Объект! Ну конечно, а что ты ожидал? Идиот, кретин сопливый! Тебя погладили по головке, а ты слюни распустил. Ты ничто для них, запомни это наконец. Пыль, грязь, тряпка! Объект!!!

Я вцепился пальцами в волосы и сильно дернул. Юпитер! Чертов Рауль! Как бы я хотел располосовать твою непроницаемую рожу. Холодную, безжизненную… прекрасную…

Ненавижу!

- Объект, да?! – топнув ногой, в ярости выкрикнул я. – Эксперимент! Поселите монгрела в нетипичную среду обитания (вот что умные диски делают) и посмотрите что получиться, да? Сколько он протянет, пока не загнется?! Год, два, три?! А может, усложним задачу, сунем к нему еще блонди? Ничего, выдержит, у него задница безразмерная – всех обслужит! Что дальше? Еще одного мне в постель сунете, третьего, четвертого?!!! Весь Эос должен со мной перетрахаться чтобы вы, наконец, сообразили, что это нормально?!!!

- Рики! – он чуть нахмурился, - Рики, у тебя истерика.

Ненавижу этот холодный тон! Блонди. Ненавижу! И… и хоть я даже сейчас где-то глубоко понимал что это – всего лишь маска, что Рауль на самом деле сильно встревожен, я сорвался. На этот раз по настоящему.

То ли его голос на меня так подействовал, то ли еще что, но я так орал… Захлебываясь, глотая окончания и не стесняясь в выражениях. Выплеснул на него все, что накопилось за это время… и прошлое, и будущее приплел, настолько сумбурно, что не уверен смог ли Рауль разобрать хотя бы «цензурную» часть.

Хлесткая пощечина долженствующая привести меня в чувство только добавила масла в огонь. Мотнув головой, я подобрался и, сжав кулаки, кинулся на него.

Потом, уже успокоившись, и более-менее трезво взглянув на произошедшее, я скрепя сердце признал себе, что это была не более чем щенячья возня. Я против блонди… Бред. Ну, они же сильные. Я имею в виду сильные. А я… я тогда просто сорвался.

Самое поразительное - Рауль упал. От удивления, наверное. Он не трогал меня, нет. Иначе меня бы просто сейчас не было. Наоборот даже пытался как-то утихомирить, чтобы я ненароком не навредил себе. Да только опыт драк у него был… нулевой, так что все свелось к беспорядочным брыканиям на ковре.

Но тогда мне казалось, что мы дрались. По настоящему. Монгел и блонди мутузят друг друга на ковре в гостиной Первого Консула Амои. Сообразив, как мы выглядим со стороны, я разжал кулаки и откинулся на спину, громко расхохотавшись.

- Рики?!

Мой смех явно напугал Рауля больше чем предыдущая истерика. Вон как таращиться. Наверняка прикидывает, какую еще гадость мне вколоть.

- Все… в порядке… - глотая хихиканье, простонал я, - Ох… просто я… подумал… ха-ха-ха…

Когда я, наконец, внятно рассказал, что же меня так насмешило, красавчик успокоился и даже заулыбался. А потом… потом он задумался и вдруг зашелся хохотом. Еще громче, чем я прежде. Я шарахнулся в сторону.

- Рауль?!

- Прости… - он смахнул слезы с ресниц, - Просто… я подумал вот бы Ясон тогда вошел.

Бедная моя челюсть. Валяться ей на ковре… этажом ниже.

- Что такое?

- Ты. Сказал. Мне. Прости. – еле выговорил я. – Ты. Второй человек на Амои.

- Да. Я сказал «прости», - спокойно согласился он, - Тебе – Рики. Моему любовнику, между прочим.

Это было невозможно. Это было… недопустимо! Это было. Это прозвучало только что. И тут я разом понял «секрет» Ясона. Да, он делал невозможное. Он нарушал все запреты и ломал устои. И в себе в том числе. Но он никогда, никогда не ОЗВУЧИВАЛ это. Никогда не говорил вслух что любит… .да что там – хотя бы хочет меня. Что он трахается, обнимается, целуется. Что ему это нужно, что ему это нравиться. Никогда не просил меня сделать что-либо, вот почему я научился с полу взгляда угадывать то или иное его желание! Он многое делал, но никогда не говорил об этом вслух… Блядь! Да он ничего и в мыслях неверное не допускал.

А Рауль допускал. Шаг за шагом, легко и непринужденно, словно всю жизнь так делал. Будто так и надо.

- Ты так легко сжигаешь мосты…

- Мне не на что оглядываться.

***

Позже уже умытый и переодетый я валялся на диване в своей комнате и думал, думал, думал… «Мне не на что оглядываться» А мне? Мне есть на что?

Да есть. Есть. И даже то, что я испытываю к Ясону, назовем это любовью, другого слова я пока не придумал, даже она не перечеркнет того, что было до. До встречи. У меня была своя жизнь… Счастливая? Не знаю, а чью жизнь можно назвать счастливой? Первого Консула Амои? Ну уж не-е-ет. Тогда что говорить об остальных? У меня были свои радости, сложности, проблемы… но это была моя жизнь.

Я повернулся на бок и кстати вспомнил слова Рауля – «до Ясона я не жил, я существовал». Рауль… златоволосый красавчик-блонди. Ему легче? Наверное. Он отказался от всего и поставил Ясона в центр. Тот это спокойно принял. Как должное. А я не могу. Не могу перечеркнуть свою прошлую жизнь, не могу отказаться от нее, хотя – теперь я это понимаю – именно этого так добивался в свое время Ясон. Чтобы он был для меня всем. А я не могу так… несмотря на всю мою любовь к нему – не могу. Потому что иначе… что от меня останется?

- Рики?

Рауль приперся. Все еще встревоженный, но рук со шприцами за спиной не прячет. И на том спасибо.

- Ты в порядке?

- Нормально. Входи, - я неловко сел на кровати.

Рауль прошел в комнату и сел на стул. Твою мать, ну как у них получается в любой ситуации выглядеть господами, а? Наверное, посади блонди на мусорный бак посреди свалки, и то он останется хозяином положения, и ты еще подметать вокруг будешь.

Я криво усмехнулся. Рауль чуть дернулся.

- Вот поэтому я и не хотел говорить тебе. Пока.

- А потом, можно подумать, сказал бы.

Он кивнул. Ну-ну. Ладно, проехали. Объект так объект. Кем я в свое время не был… сойдет. Вообще-то красавчик прав. Ну как он еще смог бы со мной… «общаться»? Да никак. А он молодец, нашел такой шикарный выход. Это я козел.

- Ты это… извини. Я сорвался.

- Ничего. Я предвидел и это.

Предвидел? Ха, у нас в семье завелся оракул, забавно, - вновь ухмыльнулся я и тут же нахмурился

- Слушай, а тогда… ну ты сказал «ломать себя во второй раз». А первый?

- А мы с Ясоном? – в тон мне спросил он.

- То есть? А-а-а, понятно. И что, так погано было?

- Так. Я потом три дня лежал, шевельнуться не мог.

- Ясон?!!!

- Да при чем тут Ясон? Оставь ты его в покое. Он между прочим гораздо более ласковый, чем ты, – он наклонился ко мне и легонько щелкнул по носу.

Я только фыркнул и мотнул головой. Ясон – ласковый? Ну-ну…

- А что тогда?

- Думаешь, легко себя ломать? Я нарушил один из основных запретов блонди, так что расплата не замедлила себя ждать. Хорошо еще, что я успел предупредить Ясона, чтобы меня не трогали.

- Так ты знал?

Он просто кивнул.

- Но зачем ты тогда…

- А ты зачем? Я люблю его, я хотел этого, - он грустно усмехнулся, - Мне даже потом стыдно было – Ясон так переживал. Все это время даже не спал, со мной был. Правда, я не думал, что это будут так сильно… но это обязательно произошло бы. То что в нас закладывают, слишком живуче. Если бы я не любил Ясона, я мог бы даже умереть. И никакая коррекция не понадобилась бы.

- Ни фига себе… - я ошалело покрутил головой, - вас наверно и правда сильно…

У меня это в голове не укладывалось. А Рауль так просто это говорил. Словно меню на ужин обсуждал.

- И как это… было? – чтобы хоть что-то сказать спросил я.

- Выражаясь твоим языком – хреново, - наконец-то улыбнулся Рауль, - Хорошо, что я остался здесь. Рядом с Ясоном мне было легче...выздоравливать.

- Клин клином?

Мне опять достался щелочек по носу. Да что же это такое? И самое интересное - я ему это позволял!

- Ты соображаешь что говоришь? Я тогда глаз открыть не мог, не то что… Просто я знал, что Ясон рядом. И мне было легче…

Он не закончил, но я понял. Что ж, Ясона я знал как никто. И с ним действительно было легче… как это ни странно. Странно было другое.

- Слушай, а ведь когда мы с Ясоном первый раз… ну, это самое – он ничего, так себе, бодренький был. Немного бледный был утром и все.

Я кривил душей. Утром, когда я, наконец, увидел Ясона – он пришел ко мне в комнату, сам я тогда и приподняться не мог, а ходить нормально смог вообще только через неделю. Так Ясон был зеленый, словно месяц болел, я тогда на это не обратил внимания, не до того было, а потом забыл… Но в лежку он не лежал, это я знаю точно.

- Ясон что – особенный? Или просто сильнее?

- Особенный, - опять улыбнулся красавчик, - но дело не в этом.

- А в чем?

- Он дольше… привыкал.

- Привыкал. – я задумался, - Понимаю. Сначала смотрел, потом лапал, потом тискал, потом трахнул… потом вышвырнул…

Рауль расхохотался.

- Видел бы ты свое лицо сейчас! У тебя такой вид…

- Какой?!

- Как у бедного сиротинушки. Может, хватит упрекать Ясона за то, что ты сам просил его сделать?

- Не хватит. Раз просил, значит было за что, – я махнул рукой. – Ладно, проехали. С Ясоном понятно. Теперь с тобой не понятно.

- Что со мной?

- Все. Раз ты знал, что будет… плохо, почему не переждал? Привык бы… или схему, какую придумал.

- Не хотел.

- Понятно.

Мне правда было понятно. Когда знаешь на что идешь, решения принимать куда как легче. А я? Я знаю, на что иду? Да ни фига! И куда иду, кстати, тоже не имею ни малейшего представления. Но я уже привык.

***

Я действительно быстро привык… к хорошему. И так же быстро забыл основное правило в этом доме – за любой проступок полагается наказание. Что считать проступком решает Первый Консул. Решения у него порой оригинальные – не спорю. Да достается-то все одно мне.

Он выждал пару дней после нашего тройного, совместного с красавчиком траха и «вежливо» напомнил кто Хозяин в доме. Так напомнил, что к утру я шевельнуться не мог. Ночка была… запоминающаяся. Вообще забавные у него «наказания»… порой. Как сейчас. Во-первых, не пойми за что, во-вторых… я кончил сегодня аж шесть раз, он – четыре. И кто наказан?

Наверно все-таки я. Блядь, болит-то как! Хорошо еще, что меня теперь мебель в доме слушается. Еще один плюс «привилегированного положения». Так что вскоре после того, как я обрел голос, у меня была, и аптечка, и еда в постель… и почти сутки, чтобы оклематься. Ну, тут мне просто повезло – оба «великих» были заняты. Ясон даже уехал… куда-то.

Только-только я оклемался – Рауль приехал. Ой-е! Повезло мне как пету в Кересе! Оба любовника блонди! А это значит: во-первых - ненасытные, одним разом на ночь ни за что не ограничатся, во-вторых – здоровущие, как вставят сразу возникает желание горло пощупать – не проткнули ли насквозь? А я-то не блонди! Мне отдых положен или как?

Или как.

Причем я сам был виноват. Забыл про в третьих. А в третьих – это что у меня на них стоит. На обоих. И стоит неслабо. И как прикажете от очевидного отпираться? «Я тебя не хочу, а стоит у меня просто так, халат некуда вешать»?

Ладно потерпим – не в первый раз. Правда Рауль чуток в лице изменился увидев меня раздетым, а как пальцами в задницу полез, так я вообще не сдержавшись захрипел. Что дергаешься? Да, больно. Жалко? Тогда не трогай, а нет, так не делай вид что жалеешь. Потому как хоть ты и ласковый… ох… сегодня что-то особенно… мне… ах… все равно больно будет… а-а-а-ай… Ну, может и не очень.

Не прекращая меня целовать, Рауль перекатился на спину, увлекая меня за собой. Боялся раздавить сегодня, что ли? Ну… ладно. Сверху так сверху. Хрен с тобой. Не по мне, правда сейчас такая поза, ой не по мне и так при каждом движении все внутри дергает… да когда меня в этом доме спрашивали? Правда и целовали так тоже нечасто. Бля-я-ядь, Рауль, кто интересно тебя так целоваться учил, а? Не Ясон, ведь точно… Знаю я как он целует, классно, спору нет… да не так. А еще знаю, что если я сейчас трахаться не начну, то просто взорвусь. Блин, ты бы помог что ли? Нашел время, когда инициативу передавать! Ладно. Губу прикусил… что таращишься? Ну да, до крови. То ли еще будет, насмотришься еще…

Но только я начал его оседлывать, как Рауль ноги возьми и раскинь! Я аж ахнул. А он еще бедра слегка приподнял… сам!… и усмехнулся так… Блин, не знаю, как описать! Но видал я такие улыбочки. «Слабо?» называется.

И тут мне крышу сорвало капитально. Ну погоди, тварь белобрысая! Поиграть решил? Очередной эксперимент ставишь? Доставишься. Ох, доставишься… Руками под бедра, ох тяжелый, ну ничего. Губами в грудь, зубами сжать… Кричишь? Кричи громче, ты у меня сегодня голос сорвешь, обещаю. Нашел игрушку…

Я так разозлился, что когда смазку нащупывал, тумбочку своротил, будет мне от Ясона… а, плевать! Сейчас на все плевать!

А Рауль – ничего. Лежит, смирный такой. Непрошибаемый. Дышит только тяжело. Ничего, я тебя сейчас кое-чем так прошибу, мало не покажется!

Ох, Юпитер, я-то думал в него после Ясона в сапогах влезать можно… А он узенький, словно в первый раз… и нежный, от двух пальцев аж задохнулся. Глаза распахнул, пальцами в простынь вцепился… Ну, ты чего? Все не так страшно. Злость моя куда-то враз улетучилась. Эй, ну прости. Сейчас все исправим.

Я ласково погладил его по бедру, пальцами внутри пошевелил, нажал куда нужно… Так он выгнулся, зашипел, голову запрокинул… Блин! У меня такого даже с Гаем не было… ни с кем. Чтобы так отвечать, до конца, без тормозов, целиком. Я тоже начинаю понимать Ясона…

- Ты… вправду… хочешь?

Хриплю, голоса своего не узнаю. Не знаю, что бы я сделал, скажи он «нет». Но Рауль только кивнул. Я добавил смазки…

Блядь, как же тесно, горячо… я думал, кончу, если шевельнусь. Слава Юпитер, красавчик лежал тихо и не дергался. Дышать только перестал и глаза еще шире открыл. А глазищи у него и так огромные… зеленые, словно небо утром - смотришь и будто внутрь проваливаешься. Но не страшно, тепло даже. Вот тут то я и понял в чем разница. У Ясона глаза хоть и красивее Раулевых, а – холодные. От них как от стенки отскакиваешь. А Рауль он… теплый. Мне от таких мыслей даже страшно стало.

Я, чтоб он гляделки свои поскорее закрыл, целовать его начал. Да так, как никого еще не целовал. Только Ясона… в мечтах. Глаза он закрыл… ногами меня покрепче обхватил и… тут же не разберешь, кто кого трахал. У блонди ведь силищи немеряно, а когда крышу сносит, так они вообще не соображают что творят. Да только мне плевать кто, кого… просто хорошо. Обалденно.

Ему тоже. Он когда кончал, заорал так, что я чуть не оглох. Под Ясоном так не орал, как со мной. Сдерживался, наверное. Зря. Надо будет ему сказать, что Ясон такие штуки любит. Но… завтра. А сейчас в душ и спать, спать, спать…

Что-то будет когда Ясон придет?

***

Ясон пришел только под утро. Я проснулся секунд за десять до того как он вошел в спальню. Кожей его почувствовал.

Вошел, остановился на пороге, мазнул взглядом – картинка: «милый, извини, не дождались» - и вышел. Рауль сладко дрых. Я зевнул, встал и пошел за Ясоном.

Ерша ногами мягкий ворс ковра, я мужественно пытался на ходу решить сразу три проблемы – натянуть халат, пригладить торчащие со сна вихры и понять, что же мне так не понравилось в Ясоне. Результат не замедлил сказаться. Халат я натянул косо и явно наизнанку, волосы всклокочились еще больше, а Ясон… Он не разозлился и не расстроился, такие вещи я научился чуять за закрытой дверью, но что-то было не так. Очень не так.

Разберусь на месте.

Местом оказалась одна из гостиных. Ясон развалился на диване, запрокинув назад голову и прикрыв глаза. И был он какой-то… одинокий, что ли? Эх, обнять бы, так ведь отшвырнет куда подальше. Все правильно – показывать свою слабость Первому Консулу не положено. Вот силу – это пожалуйста, это сколько угодно. Но, Ясон, надо же и расслабляться, а то так и свихнуться не долго.

Он устал. – отчетливо понял я - Очень устал, он вымотался вдрызг. Могу сейчас поспорить на что угодно – он шел в спальню, надеясь завалиться и как следует выспаться. И замотался так что, небось и забыл, что спальня может быть занята. А ему сейчас явно не до секса… вообще не до чего. Вон как уставился. Взгляд «ну и?». Ладно, все лучше, чем «глаза б мои тебя не видели».

А действительно, а дальше-то что? Что там Рауль говорил – «ты должен сам показать Ясону свое место… ». Хммм… как пет, я по идее должен сейчас брякнуться на коленки у ног Хозяина. Хе, нет уж, не дождешься! Как Бизон… как Бизон я бы просто сел рядом, хлопнул бы его по плечу и потребовал рассказать, в чем проблемы.

От одной мысли, что я так сделаю, у меня в животе все скрутило. Проблема… Но не стоять же столбом? Тяжко вздохнув про себя, я протопал до дивана и решительно взгромоздился на колени Первого Консула Амои. Тот так удивился, что препятствовать мне не стал. А может, он устал сильнее, чем я думал. Но потом, через бесконечность мгновений, он все-таки обнял меня. И прижал к себе. И зарылся лицом в мои волосы. Это - даже больше, чем я мечтал.

- Ты как? – тихо, молясь, чтобы не разрушилась хрупкость этого момента, спросил я, - Устал?

- Устал. Два дня на ногах…

- Что-то не так?

- Да нет, все так. Мы лидируем.

- А говоришь словно «мы проигрываем».

- Нет. Судя по прогнозам, мы получим даже больше, чем рассчитывали.

- Так что же?

- Боюсь, теперь у Рауля начнутся бессонные ночи.

- Что?!

- Тише. Все нормально. Просто, Центр которым руководит Рауль…

- Что?

- Я хотел, чтобы они ограничились письменным докладом, но не получилось. Договор расширяется, и теперь потребуется его личный контроль и присутствие.

Вот значит в чем дело. Ясон видно очень хотел оставить красавчика дома. Не получилось. Жаль. Правда, жаль. Рауль сейчас и так на нервах – только этого гребного договора ему не хватало.

- Ничего. Рауль справиться. Он знал, что так может получиться…

- Знал.

Несколько минут мы просто сидели молча. Я самым нахальным образом млел, стараясь урвать все возможное, пока можно. Ясон о чем-то задумался и был вполне мирным, домашним даже. Одна его рука свободно лежала у меня на талии, пальцы другой рассеяно ласкали мою шею… Хотелось закрыть глаза и хоть немного помечтать. Но – надо показать, где мое место, так? А тут такой случай.

- Ясон, – наконец решился я, - Что случилось?

- «Презентация» состоится не в Эосе, даже не в Танагуре. Это…

Он назвал место, я его не знал, понял только что это где-то далеко. И мне туда дорога заказана.

- Вход только для «приглашенных», так?

- Вход… и проживание.

- И как долго?

- Десять дней.

- Езжай с ним.

- Ты теперь что, вправе решать за меня? Забавно.

Кончики пальцев все так же ласкали мою шею, ни на миг не сбившись с ритма, но в голосе ощутимо прозвучала сталь. Сталь тех кандалов, что я носил не так давно. Ну и пусть! И плевать! Мы должны разобраться, в конце-то концов!

- Я не решаю, я советую. Ему ты сейчас будешь нужен как никогда. А я вполне могу подождать. Так даже лучше - снимется напряжение вокруг нас. И Рауль будет спокойней.

- Какая трогательная забота.

- Да забота. А почему нет? Хоть кто-то о нем позаботиться!

- Что-о-о?

- То! Ты когда его в постель тащил, хоть подумал, что всю жизнь ему перекорежил? – вырвалось у меня.

- Ты что мелешь? – рука, ласкающая шею, вдруг стала стальным капканом. Дышать я еще мог, двинуться – нет.

- Что слышал! – черти бы взяли мой длинный язык – Я, ладно – шлюха подзаборная, из грязи тобой вытащенная, ты, тоже – вне конкуренции, любимчик Юпитер и все такое, обычные мерки не для тебя. А Рауль… Да стоит тебе отвернуться и его съедят с потрохами!

Стальная хватка на моем горле разжалась, и длинные пальцы вернулись к прерванной ласке. Словно ничего и не было.

- Ты – не шлюха.

Интересная реакция на мое излияние!

- Да. Конечно. Ты об этом знаешь, Рауль. А остальные? Грязный монгрел! Каприз! Игрушка! Прихоть!!!

- Не кричи. Хм, забавно. Выходит, мы с тобой на одном конце доски.

- Только отвечать будем по-разному. Меня придушат втихую, а тебя в худшем случае отправят не коррекцию.

- Нейрокоррекция, - Ясон устало потер лоб, - Знал бы ты, что это такое, так спокойно не говорил бы.

- Да знаю я. Рауль диски приносил. «Крайняя болезненность процедуры компенсируется тем, что объект полностью утрачивает воспоминания о проведенном вмешательстве» - процитировал я, - Так что ты даже не вспомнишь, что было больно.

- Слабое утешение.

- Все равно тебе лучше, чем нам. Ведь Рауля тоже убьют, Ясон. Просто чтобы другим неповадно было.

И потому что он не такой «незаменимый» как ты.

- Печальную картину ты мне нарисовал.

- Печальную, - согласился я, - Но ведь это правда. Нет нам жизни здесь. Наверное, нигде на Амои нет места, где мы могли бы жить спокойно.

Ясон только фыркнул мне в волосы. То ли соглашаясь, то ли отрицая – фиг его разберешь. Загадка. Рауля я уже навострился «читать» с полвзгляда, а Ясон.… До сих пор не прошибаем. Может, за это я его и люблю?

- Хорошенький у нас получился разговор на ночь, - неожиданно зевнул Ясон, - ты не находишь?

И, не дожидаясь ответа, встал, легко подхватив меня на руки. Я ахнул и обвил его руками за шею. От неожиданности, наверное.

- Пока нас не собрались душить и подвергать принудительной коррекции, я хочу выспаться, - сообщил мне он по дороге в спальню.

***

Удивительно, но наш полуночный с Ясоном разговор, принес-таки плоды. Нет, не скажу, что наутро все кардинально изменилось, ни фига. Но атмосфера… атмосфера стала другой. Более теплой, что ли? Более… такой как мне было надо – точнее выразиться не могу, сам еще не разобрался.

А с виду все было, как было. Я честно работал попеременно то ртом, то задницей, исправно кончал по четыре раза за ночь и продолжал мотать нервы Ясону. Все как договаривались.

И все же… Что-то изменилось. И мне это нравилось. Эх, Рауль, где ты был раньше? Ладно, зато ты есть сейчас. И первым делом ты велел не расслабляться и «закрепить результат». Да, пожалуйста.

Через денек я намекнул Ясону, что хотел бы одеваться по собственному вкусу. Ну, намекнул это мои слова. Рауль потом сказал, что я «поставил Ясона перед фактом». Один хрен! Главное – он согласился. Думаю, из чистого любопытства – что я еще придумаю. Да уж, что-что, а скучно со мной ему никогда не было.

А, ладно. Главное что разрешил. А мысль у меня была такая: клюнул-то он на меня в том прикиде, что я в Кересе носил, так? Потом, пытаясь сделать из меня пета, Ясон заставлял меня надевать петские же шмотки. А я, не желая «становиться на то место что он мне указал», исправно их сдирал, рвал и спускал в канализацию. Сейчас «без места» я и носил то, что давали – какие-то балахонистые штаны и еще черти что. Мне-то в принципе плевать. Все равно мы большую часть времени в постели проводили, а какая там одежда? Но теперь мне надо было «закреплять успех».

Так что, получив высочайшее соизволение, я снабдил Сэмми подробными инструкциями и через несколько часов он притащил кучу шмоток. Целеустремленно расшвыряв их по комнате, я выбрал то, что хотел, подумал и послал его еще за одной коробкой. Уж где она стоит, я знал точно. Сэм моргнул, но послушно принес требуемое. Отлично!

Я втиснул себя в черные узкие джинсы, натянул майку, которая самым выгодным образом подчеркивала рельеф мышц – пусть видит, что я не слюнявый слабак из его гарема, чуть махнул расческой по волосам, а потом…

Усмехнувшись я достал из коробки и застегнул на левом запястье черный кожаный браслет с заклепками, еще один – на правое плечо, серебряную цепочку на шею – хватит. Критическим взглядом рассмотрел в зеркале плоды трудов своих. И ухмыльнулся еще шире.

Я выглядел… сексуальным. Опасным, диким. Меня определенно хотелось трахать. Но не как жеманных красавчиков петов, нет. Сразу было видно, что за мою «благосклонность» придется побороться. И что награда стоит того.

Более чем довольный я поспешил к обеду. Что-то скажет Ясон?

***

Ясон уронил ложку. Рауль, впрочем, тоже, но на красавчика мне в тот момент было плевать. Шоу было не для него.

Чуть выдержав паузу, я спокойно прошел к столу и уселся на место. На «свое» место. Рядом с Раулем. Напротив Ясона. И гибко потянулся, вроде бы просто так, а на самом деле, чтобы лишний раз поиграть мышцами.

- Чем сегодня кормят?

Ясон почти не ел. Точнее ел. Меня. Глазами. А я делал вид, что ничего не замечаю. Чем бесил его до крайности.

- Только не говори, что ты так одевался в Кересе, - пытаясь разрядить обстановку, спросил Рауль.

- Нет, конечно, - я потянулся за солонкой, только исключительно для того, что бы поддразнить Ясона, - Так нет. Но здесь можно я думаю.

С трудом дождавшись конца обеда, а на фиг вообще было ждать?, Ясон выволок меня из-за стола и одной рукой зашвырнул в спальню. ДА!

Спружинив спиной на постели, я вмиг сорвал с себя джинсы и хрипло озвучил вопиющее желание своего тела:

- Хочу тебя!

Ясон ничего не сказал, он просто кинулся на меня как голодный зверь и… комната завертелась у меня перед глазами. Краем сознания я еще успел заметить, что Рауль все таки зашел вместе с нами и даже присел на кровать… а потом отключился. Место разума заняла дикая, необузданная, животная страсть.

Мы были как безумные. Словно мы до этого год не трахались и это наш последний раз. Рыча, мы катались по кровати, стремясь урвать сразу все. И мы нас-лаж-да-лись этим! Ясон наконец-то понял, где мое место. И он утверждал меня в нем, впечатывая в постель и с хриплыми вскриками загоняя себя все глубже в мое тело. Но это не было насилием. О нет! Мы балансировали на грани, но так и не сорвались вниз. И это было прекрасно.

За секунду до оргазма я неизвестно как оказался сверху и выгнулся дугой, взорвавшись и забрызгав спермой все вокруг и себя в том числе. А потом я просто рухнул вниз и на несколько секунд вообще исчез из этого мира.

Очнувшись, я продолжал лежать, не шевелясь, вслушиваясь в бешеное колотье пульса в висках и постепенно приходя в себя. Наконец, с удовлетворенным стоном потянувшись, я разлепил глаза и сфокусировал взгляд на красавчике. Рауль был в шоке. У него тряслись губы… и стояло так, что я еле его член от живота отогнул. Уже успел раздеться, смотри-ка! Он слабо охнул, но с готовностью толкнулся мне в руку. Прости, красавчик, но сейчас я не в форме. Так что, либо действуй сам, либо…

Действовать предпочел Ясон. Мягко переложив меня подальше, он уверенно потянул Рауля к себе. Тот невнятно запротестовал, потом заткнулся. Я приподнял голову – а, все ясно. Когда тебя так целуют, просто преступление болтать. Да и вообще – что ты дергаешься, красавчик? Неужели думаешь, что Ясон тебя сейчас также как и меня рвать будет? Не дергайся, он уже получил свое, - хотел было успокоить его я, но Ясон сказал за меня. Руками, губами сказал. На ухо что-то ему прошептал, я не разобрал, что - и Рауль расслабился, сам потянулся ему навстречу…

Твою мать, а глаза-то слипаются. Можно сказать, первый раз нормально увижу, как они трахаются, не то что мне особенно интересно, но все-таки, и тут такой облом. Спать хочу, сил нет.

Я мужественно досмотрел прелюдию, слишком длинную на мой вкус, так и хотелось вякнуть: «да вставь же ему, наконец!» и на первом же стоне красавчика в ответ на движение Ясона внутри него, благополучно отрубился.

Ну не быть мне блонди, не быть!

И все-таки не зря я это смотрел. Можешь не париться красавчик, у тебя тоже есть то, что я НИКОГДА не смогу дать Ясону. У меня этого просто нет. А ему это нужно, нужно не меньше чем наша с ним грызня. А может и больше.

***

Проснулся я оттого, что вода самым предательским образом попала мне в ухо. Я фыркнул и замотал обиженно головой. Где это я? А-а-а, неугомонные, наконец, закончили и приволокли меня в душ. Вот и хорошо. Крепче обвив руками Ясона за шею, я посмотрел на красавчика. Вид у Рауля был потрепанный, но удовлетворенный. А какой шикарный синяк на бедре! Ясон явно расстарался сегодня. Рауль вздернул бровь и вернул мне взгляд. Ой, можно подумать я не знаю, что сам весь пятнистый, да еще и в полосочку от царапин. Ну и плевать! Мне так нравиться! Вздохнув, я плотнее прижался к Ясону и тут же ощутил ответную реакцию его тела. Очень знакомую, надо сказать, реакцию. Я переступил с ноги на ногу и обнимавшие меня руки, сделались требовательней. Да понял я, понял… Как не понять. Коснувшись губами его плеча, я легко скользнул вниз, пройдясь по дороге ладонями по всей длине его тела. Погнали!

Ох, какой же ты все таки огромный… И как ты во мне помешаешься? – лениво мелькнуло в голове, прежде чем я вплотную занялся делом.

На этот раз Рауль просто не смог стоять и смотреть. Он скользнул к нам, поцеловал Ясона и требовательно положил его ладонь себе на член.

Как мы только душ не разнесли?

***

А потом было погано. Нет, не потому что все тело болело так, словно по мне каток проехал – к такому я уже привык. А потому, что они уехали. Оба. Блядь, я уже и к красавчику привязался. Хоть бы кто-то остался, так нет… Делать было абсолютно нечего, я со скуки пожирал диски, оставленные мне Раулем, но этого было мало… Преступно мало. Не было Рауля, которого вечером я бы шокировал очередным «видением» того или иного события. Не было наших застольных-диванно-кроватных бесед, в которые Ясон вмешивался редко, предпочитая слушать. Не было Ясона, что, наслушавшись, поволок бы меня в спальню или завалил бы прямо на месте, наказывая за «дерзости». Не было Рауля, что одним ласковым прикосновением свел бы на нет всю агрессию Первого Консула. Не было Ясона, от одного взгляда которого меня рвало на части от желания… Не было Рауля , что обнял бы меня и прижал к себе… Не было Ясона… Я уже не знал по кому из них я скучал больше, знал только, что мне без них погано. Без обоих. И то, что я сам, можно сказать, подтолкнул Ясона уехать не добавляло мне радости. Грело только одно – мой первый и наверно последний совет Ясону. Ведь он задумался… А вдруг? Да нет… Или?

Я вновь и вновь возвращался к последнему нашему с Ясоном разговору. Да уж поговорили… и все опять мой длинный язык – кто еще? Тогда Ясон явился посреди ночи, усталый вдрызг, до черных кругов под глазами – старался закончить все дела, чтобы спокойно уехать с Раулем. А красавчик вообще не пришел, о чем я и сообщил Ясону, как только он вылез из ванны и бухнулся в кровать. Никаким сексом естественно и не пахло, сном, правда, тоже, он слишком устал даже для того, чтобы расслабиться и уснуть. Ладно, будем разговаривать, для разнообразия.

-Что с Раулем? Его уже дней пять нет.

- С Раулем? Ничего. Он просто очень занят.

«Отстань от меня, не лезь» - вот как это прозвучало. Но я действительно хотел знать, что с красавчиком и потому в очередной раз плюнул на все.

- Раньше он все-таки выбирался к нам. Кроме того, он мог бы работать и здесь.

- Так соскучился? – чуть более насмешливо, чем надо. Ты можешь провести кого угодно Ясон, только не меня. Задел? Ну-ну…

- Нет, дело не в этом. Мне действительно… интересно. – Черт, имею я право на любопытство или как?

Оказалось, имею.

- У Рауля все в порядке. Просто он действительно очень занят.

Сарказм? Что-то новое. А ведь ты тоже соскучился, ведь так Ясон? Еще бы, по такому ласковому и ненасытному любовнику кто угодно соскучиться. А если это еще и твой друг, которого ты чуть ли не с первой встречи мечтал в койку затащить, просто не осознавал что это не только можно, но и нужно сделать? И все же что-то еще тебя грызет…

- А что с его, ну… «докладом»?

Ясон не ответил, он молча смотрел в потолок и явно обдумывал что-то свое.

- Все так хреново?

- Что? – Ясон словно очнувшись, тряхнул головой, - Нет. С подготовительной частью все в порядке. Без заминок.

- Так в чем проблема?

- Рауль… он очень нервничает, - нехотя признался Ясон. А я с налета ухватил недосказанное: «и я не знаю, чем я могу ему помочь… ».

А вот я знал и, не подумав, выпалил:

- Дай ему.

- Что-о-о-о?!

Ого-го! Оказывается, не только красавчик умеет глаза таращить. О как! Задел за живое. Значит, ты думал об этом, Ясон, ведь так? Ведь понял же, что я хотел сказать. Интересно, что надумал. Да только ты скорее удавишься, чем мне скажешь. Ладно, ляпнул – надо идти до конца.

- А то. Сам ведь говорил, что вы с ним на равных. Так будь до конца.

Ясон действительно это как-то сказал. Видно, для того, чтобы я не особо дергался, что красавчик меня тоже имеет. Ха! Знал бы он, что мы без него творим… Или знал?

- Может мне и с тобой «быть на равных»? – тон ледяной. Обдумывает. Теперь не перегнуть бы палку.

- Со мной не надо. Мы отношения уже давно выяснили. А Раулю это нужно. Сейчас особенно.

- Да? И почему?

Получилось! Да… а вот как теперь объяснить, что Рауль с недавних пор привык быть «снизу»? А сейчас он должен быть лидером, «большим боссом», а куража нет. Еще бы – если тебя даже монгрел в задницу имел... Не спорю, ему нравилось, но теперь… Короче, если красавчик поимеет Ясона, он потом не то что этот гребаный договор, он всю планету перевернуть сможет. Вот только как это объяснить Ясону? А ведь он ждет.

- Не знаю, - сдался я, - чувствую и все. На равных, значит на равных, иначе все разговоры – пустой треп. Кроме того… это не так уж и страшно. И, - инстинктивно вжавшись в подушку, поспешно добавил я, – может Рауль и не захочет.

Ясон только хмыкнул и на этом разговор был закончен. Он отвернулся спать, а я тихонько перевел дух. Все. Я сделал все что мог. Теперь посмотрим, что из этого выйдет.

Хотя… вряд ли Ясон согласиться. И все же… Вот бы посмотреть… Да нет, вряд ли он позволит.

***

Он позволил. Уж не знаю, как, но я понял это, едва они переступили порог. Оба просто светились и явно не от того что «презентация» прошла на ура. К сожалению, мне рассказали только про, так сказать «официальную» часть поездки. Но я все равно понял. Хуже было то, что Ясон тоже понял, что я догадался. И посмурнел.

- Соскучился?

- Да, - проглотив вздох, кивнул я. Сейчас мне придется расплачиваться за последнюю потерянную Ясоном невинность. Причем только одна Юпитер знает почему именно мне, и почему вообще надо расплачиваться, когда невооруженным взглядом видно, что Ясону понравилось. Вон как Рауль ему руку на бедро положил… по-хозяйски. А Ясон ничего, даже ближе пододвинулся. Красота! Да вот только платить мне за нее уж очень не хочется. И за что платить-то спрашивается? Даже посмотреть не дали.

Короче я был вполне готов… к наказанию. И к тому, что Ясон прервав разговор, довольно грубо ткнул меня мордой в подушку, отнесся вполне философски. А что мне еще оставалось? Но вот к тому, что Рауль обхватит Ясона за плечи и скажет ему что-то вроде «Ты обещал… » я готов не был. Ровно, как и к тому, что стальная хватка, выкручивающая мне руки, неохотно разожмется и Рауль сам вытряхнет меня из одежды, чтобы на руках отнести в спальню. Где возьмет меня первым. И только после этого, горячего, разморенного, уже готового к любви отдаст Ясону. Вот это все еще было за пределами моего понимания.

Позже, глубокой ночью, нахально прижимаясь к теплому телу Первого Консула и лениво накручивая на палец золотой локон разметавшегося рядом Рауля я с горечью признал свое полное и окончательное поражение.

Все. Баста.

Эх, Рауль где же ты был, пол года, год, два, три года назад, когда меня напополам рвали и плохое настроение вымещали? Я бы может, и не ушел тогда. А теперь уйду. Раньше рвался, мечтал уйти и не мог, теперь не хочу, но уйду. Лишний я. Вам и так хорошо, а я… Со мной опасно. Вы оба слишком важные персоны чтобы понять это. С проблемами своими вы теперь и без меня разберетесь, а со мной… если я останусь здесь – будут разбираться с вами. Кроме того… никогда не любил напрашиваться.

Вот побуду еще немножечко и уйду.

***

Я ушел за день до окончательного подписания всех бумаг. Это была просто формальность, и так было ясно, чем дело кончиться. А вот меня после всего ни за что бы не отпустили. Видно же было. Сейчас они были слишком задерганные, чтобы думать о чем-то еще, кроме того, чтобы все в последний момент не сорвалось, вот я и улизнул под шумок. Днем позже меня бы хватились, а так… Ну не нужен я им! Не нужен!!! А они не отпустят – уговорят, упросят, запрут, в конце концов. Привыкли, а привычка для блонди...

Я - только проблема для них. Большая-большая проблема. Их и так сейчас начнут дергать и рвать во все стороны. Раньше-то их договор этот сраный прикрывал, всем было плевать, как они это сделают, лишь бы сделали, а теперь… Теперь их ждут не самые сладкие дни и я буду только лишним грузом. Опасным грузом – ведь наверняка кому-то придет в голову «гениальная» идея надавить через меня. А так… слиняю, лягу на дно, в случае чего пущу слух, что это они меня вышвырнули, и что им и дела-то до меня нет, скорее наоборот. Может, прокатит.

А нет… так плевать!

- 3 -

Я думал, что хуже, чем в первую неделю, когда я впервые ушел от Ясона, просто быть не может.

Может.

И это было сейчас. Я вернулся в Керес, а куда же еще, но совсем в другой район. Здесь у меня были кое-какие связи, так что я без проблем нашел себе нору и залег. В буквальном смысле. Сутками валялся на диване и смотрел то в потолок, то в стену. Иногда выползал за сигаретами… они почему-то быстро кончались. Жрать вообще не хотелось, поэтому от стаута рвало, да и не помогал он. Так что пить я перестал почти сразу. Просто лежал. Просто смотрел. И пытался не думать.

Не получалось.

Раньше у меня было хоть что-то, чтобы прогнать назойливые, жалящие мыслишки: «а может, не стоило… », «а правда ли это… », «помнишь, как хорошо было?». Я мог злиться на Ясона, на чертову мебель в его доме, на кучу других мелочей и это отвлекало. А сейчас, понимая, почему все происходило так, а не иначе я мог злиться только разве что на всю систему Амои в целом, а это все равно, что ничего. Гребаный красавчик! Ну на фига он мне мозги вправлял, а? Хорошо мне от этого?! Ха! Эххх… а ведь его мне тоже не хватает. Что-то он сейчас делает? Небось у Ясона, а тот его «успокаивает». Ну правильно, если кто и почешется меня искать, так только Рауль. Ясон за полгода не пошевелился, хоть и признался что скучал. А я тогда на виду был, не прятался. А вот теперь меня ни красавчик, ни Ясон, никто не найдет. Я потому сюда и приехал. Пережду сколько нужно, а потом… Не знаю что потом. Все равно что.

И все-таки они не отпускали меня. Не прямо, так косвенно держали «руку на пульсе». Как-то выйдя в очередной раз за сигаретами, я едва не налетел на старого знакомого. Сэмми! Чудом, вовремя затормозив, я нырнул в какой-то переулок. Вроде пронесло. Интересно, а он-то что тут делает? Меня искать послали? Бред! На такой идиотизм блонди не способны. Может, просто выгнали? Я ведь тайком ушел, могли обвинить его. Надо же было кого-то наказать? Наверное, так. А Сэмми тем временем деловито прочесал к какому-то серому зданию и, стукнув пару раз в дверь, скрылся внутри.

- Гуляешь?

Я резко обернулся. Зря. Перед глазами мигом все поплыло и мне пришлось схватиться за стену. Позор. А самое главное – напрасно дергался. Так некстати подошедший сзади, оказался моим бывшим корешем, одним из немногих кто знал меня в этом районе.

- Гуляю.

- Ну гуляй-гуляй. Только гляжу, здоровья эти прогулки тебе не добавляют.

- Отебись, - вяло огрызнулся я, - Скажи лучше, что это за домик? – и я махнул рукой в сторону серой стены.

- Это? – он усмехнулся, на миг, показав шикарный набор гнилых зубов, - Это брат, место, в которое пальцами не тычут. Потому как рискуют оказаться вовсе без пальцев.

Развернулся и ушел. А я еще долго таращился на серую, замызганную стену.

Вот как. Значит одно из «гнездышек Юпитер». Такие вот неприметные домики, разбросанные то там, то здесь. Их, наверное, штук семь было, не больше. С виду все в порядке, внутри… Хех, из попавших туда, никто еще не возвращался, чтобы рассказать что внутри. Так что довольствовались слухами. А их было немало. От «внутри – подземные лаборатории», до «там изготовляют подпольную копию Юпитер». Все брехня конечно, но независимо оттого, что же было внутри, «знающие» ненавязчиво старались обходить такие вот домики стороной. Сомневаюсь, что даже блонди знали что же там. Хотя… Первый Консул уж точно должен был. Черт! Надо убираться отсюда, а то напорюсь на Сэмми, тот и доложит. С другой стороны – а где я буду еще в такой безопасности? Надо просто быть осторожнее. Под носом не ищут верно?

Не верно. Как вообще такой тупой идиот как я, выжил в Кересе?

***

Я думал ничто не сможет заставить меня подняться сегодня с дивана. Ошибался. Я не поднялся, я вскочил и вылетел на середину комнаты, когда кто-то с грохотом ворвался внутрь, с мясом вырвав замок и буквально внеся дверь во внутрь. А открывалась-то она наружу. Понятно кто пришел…

- Яс… он.

Голос у меня прервался, так как он, не сбавляя темпа, вихрем подлетел ко мне и схватил в объятья. И прижал к себе так, что у меня кости хрустнули.

- Ясон…

- Рики, Рики, Рики… , – шептал он как заведенный, слепо шаря по моему телу, - Рики!

Что «Рики»? Ну да, похудел. А ты бы не похудел две недели, практически без еды валяясь? Но вместо этого я сказал другое. Выдохнул ему прямо в грудь:

- Ты пришел.

- Рики… зачем… ну почему… - он явно не понимал что говорит, а я и не старался слушать, пока не позвучало совсем уж странное – Что я сделал не так?

Эта фраза прорвалась даже сквозь блаженный розово-голодный туманчик в котором я сейчас пребывал. Я осторожно отстранился. Ну… точнее попытался отстраниться, Ясон держал меня крепко, так что удалось только откинуть назад голову.

- Что?

Глаза у меня, наверное, были круглые-круглые, потому как Ясон улыбнулся. Одними губами, глаза у него оставались серьезными и тревожными и… ужасно грустными … а еще обиженными… и… Там столько всего было что я просто тонул, я захлебывался в них, а взгляд оторвать не мог. Стена, та самая стена, что окружала Ясона с самого первого дня, та стена, в которую я тщетно бился все это время, рухнула. Не знаю когда, не знаю зачем, но то, что скрывалось за ней, оказалось слишком для меня. Не сейчас, когда я был так уязвим.

Я бы не позволил бы ему сделать то, что он сделал, не позволил бы увезти меня обратно в Эос. Ну, по крайней мере, добровольно я бы точно не поехал. Но я самым предательским образом потерял сознание.

***

Очнулся я в спальне. В нашей общей спальне. Общей. От одной мысли об этом меня должно было скрутить.

Не скрутило.

Привык – отстранено констатировал я и поплелся в ванну. После холодного душа в голове малек прояснилось, а после завтрака – поднос стоял в спальне, какая-то размазня, но желудок принял ее на удивление благосклонно, - мысли более менее пришли в порядок. И я тут же отправился искать Ясона.

Не ругаться, нет. И не виснуть у него на шее. Просто… в доме что-то было не так. А с Ясоном, с ним спокойнее.

Ясон был в кабинете. Сидел у стола и смотрел в мертвый, черный монитор. И «не так» было тоже здесь. С ним. В нем.

- Ясон…

Он поднял голову и посмотрел сквозь меня. Я похолодел. Да что же это такое?!

- Ясон, что случилось?

- Рауль… его нет.

Я тут же пожалел что поел. Не надо было. Россыпь мурашек волной пробежала по коже и сконцентрировалась на затылке.

- Что значит, нет?

- Его нет дома, нет в Центре, нет в Эосе, нет в Танагуре… Его нигде нет! – Ясон говорил все громче, а под конец стукнул кулаком об стол, - О нем никто не слышал, его никто не видел, еще немного и мне скажут, что он вообще не рождался!

- Не кричи на меня!!!

Вот так всегда. Длинный мой язык, мерзкий мой характер. Ну нет бы промолчать, так не могу. Просто не могу когда на меня орут, а тем более незаслуженно.

Ясон вылетел из кресла, схватил меня за плечи и приложил о ближайшую стену.

- Когда я уходил Рауль был здесь, – зарычал он мне в лицо, - Если бы не ты, ничего бы не было!!!

- Так не хрена было за мной ходить!!!

- Что-о-о?!

Ясон, наконец, отлепил меня от стенки и встряхнул так, что у меня зубы лязгнули.

- Что ты сказал?!

- Что слышал! – все равно теперь убьет, так какая разница? – Я ведь и ушел-то, чтобы у вас проблем не было, а ты…

Я чуть отвернулся, ожидая неминуемого удара. Его не последовало. Наоборот, Ясон разжал пальцы и отошел подальше. Руки пачкать не хотел? Или…

- Ты ушел и проблемы начались.

- Черта с два!

- Ты ничего не знаешь.

Сказал и отвернулся к окну. О как. Значит, это я виноват, всегда и во всем. Чудесно!

- Сэмми, мерзкий ублюдок, - радуясь, что можно на ком-то сорваться, буркнул я, - стукач паршивый… - я стукнул кулаком об стену и выругался еще непечатнее.

Ясон обернулся.

- Ты обвиняешь Сэммуэля? В чем? Поясни.

- Ну Сэмми увидел меня и стукнул тебе, - растирая руку, рассеяно отозвался я.

- Тебя нашли мои люди. Сэмюэль вообще не имеет к этому никакого отношения, – ровно сказал Ясон.

Два и два, наконец, сложились и радостно затанцевали друг напротив друга. Я охнул. И тихо осел на серый ковер.

- Ясон… Ясон, я знаю где Рауль.

***

Оказалось, что я дрых четырнадцать часов и за это время Ясон, в поисках красавчика, перерыл всю Танагуру. А вот в Кересе искать ему просто в голову не пришло. И уж тем более в «гнездышках Юпитер». Кстати, что там я так и не узнал. Спросил, конечно, но Ясон только отмахнулся – потом. Ну, ладно. Гораздо сложнее, оказалось, объяснить ему, почему я уверен, что Рауль именно там.

- Ну не знаю я! – под конец мне уже выть хотелось, - Просто чувствую и все. Ну чего тебе стоит проверить?

- Многого, - последовал короткий ответ.

Я не стал допытываться чего именно, главное он согласился. Не поверил, но остальное может подождать. Надо срочно проверить тот серый домик. Если красавчика там нет, то хотя бы нароем информацию. Да только там он, там. Самое подходящее место, я ведь его не просто так для себя выбрал. Рауль там. Как бы еще Ясона убедить?

Убедил, как ни странно, не я. Убедил Сэмми. Гаденыш, оказывается, так и продолжал работать у Ясона и, как только он вернулся после отгула… ничего не произошло, разумеется. Он должен был пройти в дом достаточно далеко, чтобы точно не успеть выйти. Так что представление началось в кабинете и, честно говоря, я был разочарован. Дохляк раскололся тут же, может оттого, что прочел в глазах Ясона приговор, может оттого, что я аккуратно закрыл за ним дверь. А может оттого, что в комнате кроме нас было пятеро «своих людей» от одного вида которых мне, МНЕ хотелось спрятаться Ясону за спину.

Короче я ему всего-то пару ребер сломал, и он выложил все что знал… и сверх того еще наплел, лишь бы его в живых оставили. Не оставили конечно, хоть он и живым из дома вышел, да только до ближайшего угла. Что я не знаю, как такие вещи делаются? Ну и хрен с ним. «Свои люди» разберутся.

- Ясон, ты ведь с таким силами… ты тут революцию устроить можешь, – как только они покинули кабинет, сказал я.

- Не могу, - не отрываясь от компьютера, ответил он, - У меня есть только то, что мне позволено иметь. Шаг в сторону и мне просто перекроют кислород.

- Ясно.

Да, не весело быть Первым Консулом. Никаких иллюзий. Так действительно и свихнуться недолго.

***

«Освободительная операция» тоже прошла совсем не так, как я думал. Никакой стрельбы, угроз, криков и выбитых дверей. Никому даже в морду не дали. Все было настолько скучно, что меня пробирало на зевоту. Сэмми сказал, что Рауля просто-напросто усыпили и провезли в «гнездышко Юпитер». Парень клялся, что красавчика и пальцем не тронули, что он сидит там живой и здоровый, вот только выйти не может. Мы сделали вид, что поверили.

Дальше был цирк. Мы, среди бела дня! приехали прямо к тому дому, Ясон даже из машины не вышел, «свои люди» поднялись на крылечко, им открыли… А минут через пятнадцать оттуда вышел Рауль, да с таким видом будто это его дом, да и вообще весь Керес его и попробуй пойми кто кого спасал. Ну, это-то, конечно, было блефом, и я это видел. По его глазам, плечам, по походке видел то, что другой и не разглядел бы. Может, руками красавчика там и не трогали, но выспаться ему уж точно не помешает. А мне… смотаться бы отсюда.

Я с самого начала вылез из салона – курить хотелось и теперь отстранено наблюдал как Ясон, выйдя, открывает Раулю дверцу… а в двух шагах от меня такой заманчивый поворот. Шаг, еще шаг и фиг меня кто найдет.

Меня трясло. Происходящее было… неправильным! Нафиг было его вообще красть?!! Зачем?! Затем чтобы отдать по первому требованию? Бред!!! Не хотели скандала? Это понятно – получив так много, вряд ли кому захочется все же и потерять из-за «семейной» свары, которую можно утрясти и после. Тогда почему не подождали?!! А если уж сделали что-то, почему тут же пошли на попятый? Я этого не понимал. А то чего я не могу понять пугало меня. Сильно пугало. Шаг...еще шаг.

Я успел сделать только один, и мне на плечо опустилась знакомая рука.

- Поехали, Рики.

- Нет.

- Опять?

- Опять, - я, наконец, обернулся, - Не стоит Ясон. Для нас здесь жизни нет. Нам не дадут жить спокойно и никакие договоры нас не спасут. Будет только хуже. Вам с Раулем может и удастся выкрутится, со мной… нет.

Ясон помрачнел, но плечо мое отпустил.

- Ты не волнуйся, - неловко сказал я, - Со мной будет все в порядке. Знаешь, кто выжил в Кересе, тот нигде не пропадет. Да и у тебя я прошел отличную школу. Выкручусь.

- Ты прав.

Его слова полоснули меня словно ножом. Вот уж не думал, что так больно будет. Но он тут же добавил:

- Ты прав Рики, здесь нам жизни не будет. Поехали.

- Но… Ясон!

- Неделя, Рики. Дай мне неделю и я сам отвезу тебя куда только пожелаешь.

И я сел в машину. Не потому что поверил в что он чего-то добьется, нет. Но потому что он попросил меня. Впервые. Ради такого… а, гори все огнем! Неделя так неделя, мне уже не все плевать.

***

Ясон уложился в три дня. Все это время я не отходил от красавчика, все-таки сутки в том гадюшнике так просто для него не прошли. Нет, конечно, с виду он был как обычно, но что я, блонди не знаю, что ли? Да и мне с ним было спокойнее, все-таки дурак я, что остался. Что там еще Ясон придумает? Рауль явно знал что, но молчал, а я его не трепал и так погано было.

Мне все это время казалось, что мы живем в центре гигантского капкана, который вот-вот захлопнется. Все правильно, вот уедут послы Федерации, что случиться как раз через неделю, и все. Отлаженная система Амои вмиг устранит все «помехи». Я только сейчас начал понимать, ЗАЧЕМ выкинули такой дурацкий финт с Раулем. Красавчика хотели спасти, а не убить. Все-таки он был не последним человеком в этом своем Институте. Вот потому его и выкрали до того, как начались «карательные меры». Ему бы просто втихую промыли мозги, а потом, когда шумиха улеглась бы, вернули обратно. А теперь…

Но Ясон меня потряс. В который раз, все перевернул с ног на голову. На третий день он заявился поздно вечером, вопреки обыкновению утащил Рауля в кабинет, а не в спальню, и крепко запер дверь. Ну-ну… С пол часа они там шушукались, а потом вызвали-таки меня к себе. Я пришел. Ну, что скажете?

- Рики… - вид у Ясона был самый таинственный, - Мы хотели сделать тебе сюрприз, но ты, к сожалению…, не дождался. Я думаю, нет нужды напоминать тебе о последствиях?

- Перестань, Ясон, - отмахнулся Рауль, - Мы уезжаем, Рики.

- Уезжаете? Куда?

- Помнишь, ты мне сказал, что нигде на Амои нам жизни нет? – начал Ясон, - Я тоже так считал, и потому, договариваясь с послами, намекнул, что если договор будет подписан на наших условиях… представители Федерации покинут Амои вместе со мной. Возможность получить информацию из рук Первого Консула для них сейчас гораздо более важна, чем что бы то ни было, так что они были согласны со всем, что бы я им не предлагал. А когда я сказал, что Рауль поедет с нами… Амои получила в три раза больше самых смелых прогнозов.

- Еще не один нейрогенетик любого ранга не покидал пределов Амои, - улыбнулся Рауль.

- А как только стало понятно, что только я смогу договориться так, как того требует Юпитер, я получил доступ к любой информации по первому требованию и, что самое ценное – без соглядатаев за спиной. Тогда я смог найти лазейку и договориться о безопасном отлете с Амои.

- То есть Федерация забирает вас?

- Нет.

- Нет?

- Никогда не был предателем и не горю желанием им быть. Послы Федерации позволили себе думать, что как только будут подписаны все бумаги, мы уедем с ними. Но это – их проблемы. Никаких прямых обещаний я не давал. А то, что они в процессе переговоров… пошли на уступки, касается только их самих и никого более.

- Подождите… Так вы что надули и тех и этих? Ни фига себе! А… так куда же мы, то есть, вы едете?

- Мы едем в колонии. Они не признают суверенитет Федерации, вообще не знают, что такое Амои… им просто нужны сильные руки и хорошие мозги. И они с радостью согласны предоставить нам убежище.

- С радостью? Да они чуть ли не визжали от восторга, - неодобрительно хмыкнул Рауль.

Я недоуменно смотрел то на одного, то на другого. Что происходит?

- В колонии едут далеко не все, условия там слишком жесткие, а посулить могут мало. – объяснил Рауль, - Да и Федерация так просто с людьми не расстается. Вот и едут туда бродяги-авантюристы и наемники. Специалисты в колониях дефицит.

- Вы – специалисты, а я…

Они переглянулись и заулыбались. Мне это крайне не понравилось. Что еще?

- Они берут меня, аналитика и руководителя, они берут Рауля – высококлассного нейрогенетика, но больше всего они заинтересовались именно тобой Рики.

- Мной?

- Да. «Тот кто выжил в Кересе, нигде не пропадет», так? Именно в таком… живучем материале они нуждаются больше всего.

- Материал?!!! Опять?! – помимо воли вырвалось у меня.

- Успокойся. К тебе никто и пальцем не прикоснется, - сказал Рауль, - Мы едем в сердце колоний. Это административная планета, самая на данный момент благоустроенная. Хммм… Судя по имеющимся у нас данным гораздо более приятная для жизни, чем Амои. И если ты и будешь «материалом», то только в Центре, что передают под мое руководство. Мне ты доверяешь?

- Тебе? – я с силой сдавил ладонями виски. Голова трещала так, что казалось еще немного, и она треснет, - А кто вам сказал, что я вообще куда-то еду? С вами? Мы… мы не можем быть вместе, мы слишком разные! У нас ничего не получиться!

- Получиться, - Ясон шагнул ко мне и приподнял мне голову за подбородок, заставив опустить руки вниз, - Рики. Три дня назад… Почему ты ушел?

Я закусил губу и посмотрел ему прямо в глаза. Ледяная корка, что сковывала их для меня все эти годы, треснула, и они наконец-то были теплыми, такими, о которых я всегда мечтал. И я, вопреки визжащему от ужаса разуму, сказал то, что никогда не должен был говорить.

- Потому что я люблю тебя.

- Ты никогда этого не говорил, – он отпустил меня, но я продолжал стоять прямо, не опуская глаз.

- Так ты тоже… не был разговорчивым.

- И поэтому ты ушел?

- Да. Нет. И поэтому тоже. Ты ведь его любишь, - я мотнул головой в сторону Рауля, - Он – тебя. Два блонди могут быть вместе, Ясон, но блонди и монгрел…

- Не могут?

- Мы ведь пробовали. Не получилось. Мы слишком… разные.

- Блонди и монгрел не могут… ты прав. Но у двух блонди и монгрела должно получиться. И знаешь почему?

«Почему?» хотел, было спросить я, но в горле пересохло, и Рауль еще подошел сзади и обнял меня за плечи… Я вновь кусая губы, только вздернул голову выше.

«Скажи мне Ясон»

- Потому что я люблю тебя.

И он, наконец, сделал самую разумную вещь за весь этот вечер, да и вообще за все время – поцеловал меня. А Рауль скользнул руками мне на талию… и мир в который раз завертелся у меня перед глазами.

Черт с вами! Черт с вами, гребанные, трахнутые блонди! Везите куда хотите! И в качестве кого хотите. Как материал, как игрушку, как наркотик, как допинг для вашей любви – мне все равно. Я мог уйти раньше, я мог уйти от Ясона-хозяина, от Рауля-партнера, от ласки, от страсти, от нашего безумного, непередаваемого секса… Я мог уйти от всего. Но не от Ясона, который только что сказал мне «Я люблю тебя», не от Рауля, сладко шепчущего мне на ухо, что он волновался за меня… от этого я уйти не мог.

Мы действительно слишком разные. И может потому, мы сможем быть вместе?

КОНЕЦ

2003 (c) Besenok